Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. 066-996-2243
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Статьи >> Книжная полка >> Владимир Трубинов. Сердце сокрушенно (ч.1)

Владимир Трубинов. Сердце сокрушенно (ч.1)

Сердце сокрушенно
Читайте также:

 

Эти публикации из замечательного блога Владимира Трубинова.
Большая часть сообщений принадлежит ему, некоторая часть - ссылки на других блогеров или мысли достаточно известных людей, имена которых указаны.

Паскаль

"Знание Бога без знания нашей ничтожности порождает гордыню; знание нашей ничтожности без Иисуса Христа порождает отчаяние.
Но познание Иисуса Христа нас избавляет от гордыни и отчаяния, потому что в Нем мы находим единственного утешителя в нашей ничтожности и единственный путь из нее спастись."

Открытое забрало

Можно, конечно, жить закрыто, застегнувшись на все крючки и пуговицы.
Можно глубоко прятать свои мысли и чувства, прикрыв лицо маской значительности и доброжелательности; можно никогда и никого не подпускать к себе, ни перед кем не открывать свою душу, не тратить напрасно свое тепло на других.
Тогда враждебные стрелы не станут больно ранить сердце, ударяясь о прочную броню, и человек встретит свою достойную старость в покое безмятежности.

Но это ли путь для христианина? Это ли цель - покой, комфорт и уют?
Я знал одного священника, отца Геннадия Огрызкова, который всегда был открыт, который не мог пройти мимо любого нуждающегося и вопрошающего.
Он мог часами беседовать с каким-нибудь бродягой, рассказывая ему о красоте духовной жизни.
Это раздражало окружающих, людей замечательных и церковных. Они советовали ему поберечь себя.
"Зачем?"- не понимал он. Или Христос призвал нас устраивать свою жизнь здесь, избегая неприятностей и трудностей? Или не звал он нас на костер жертвенной и самоотверженной любви?
А как насчет того, что нужно раздать свое имущество нищим и следовать за Ним?
Не в царский чертог и не на лазурный берег, а на страшную и кровавую Голгофу.
"Отдай все, что имеешь..." - это не только деньги или дом, или любимую работу; это нужно отдать всего себя...

Не каждый способен на это. Слишком дорога нам наша ветхая одежка, слишком привыкли мы к ней. Слишком ценим себя, свои слова, дела и мысли. Слишком боимся огня и страданий.
Нужно избавиться от этого страха. Нужно открыть свое сердце хотя бы раз в году перед Священным Гробом Господним. Нужно понять и простить брата своего.
Сделать шаг к нему, помочь, если нуждается; утешить, если скорбит.
И сказать: брат мой, возьми от меня все, что захочешь, ибо я не скрываю от тебя ничего.
Трудно отрывать от сердца, непросто жить с открытым забралом.
Но я другого пути не вижу, как не видел его блаженный отец Геннадий.
Он умер в 49 лет на Благовещение, двенадцать лет тому назад.
Он отдал все, что имел, но получил еще больше, я надеюсь...

Неудачники

Митрополит Антоний Сурожский говорил, что многие впадают в крайнее отчаяние от жизненных неудач, но при этом забывают, что вся наша вера зиждется на "неудачниках".
Царь Царей родился в хлеву, а потом всю жизнь провел нищим странником, испытывая голод, жажду, нужду и неприятие тех, кому Он принес спасение от грехов и смерти.
Он воскрешал мертвых, исцелял больных, утешал безнадежных, а те в ярости кричали: распни, распни Его! Какая неудача!..

Он призвал к Себе лучших из своего народа, совершил перед ними множество чудес, но один из них предал Его, а остальные разбежались при малейшей опасности. Снова неудача!..

То же можно сказать и о самих апостолах, которые жизнь свою закончили вися на кресте или от меча палачей. Тем же путем шли мученики, предпочитая сытости и уюту костер или челюсти львов; и преподобные отцы, оставившие родительские гнезда ради зноя пустынного или холодного лесного уединения.

Все они с точки зрения житейского здравого смысла были заядлыми неудачниками, потому что не стяжали богатства, не построили домов, не достигли власти или благоволения сильных мира сего.
Но ведь можно взглянуть на это с другой стороны, и тогда ты увидишь в них победителей.

Восшедший на Крест, победил диавола и саму смерть; победившие страх распространили слово Любви во все концы вселенной, а презревшие покой и уют, вкусили небесный покой и сладчайший свет, без которых не может жить ни одна душа человеческая.
Поэтому не унывай, когда неудачи бьют тебя со всех сторон, но только помни: " не венчается тот, кто незаконно подвизается".
Если ты терпишь скорби за свои преступления, то не говори, что святые так страдали.
Терпи молча..

Вопросы

У меня накопилось много вопросов.
Сколько человек способен вынести боли и страданий, где кроются их причины и в чем их смысл?
Может, согрешили наши предки, или мы живем неправильно?
Почему Господь одних милует и щадит, а других заставляет пить полную чашу горечи?
Как снять с себя это проклятие, проснуться однажды счастливым и здоровым, увидеть, что все вокруг живы и радостны?
Я знаю, что на мои вопросы нет простых ответов, потому что человек слеп и глух, он видит все смутно, как тени, и слышит все через грохот движущегося вагона метро.
Нам никогда не понять тайну жизни, если только не откроет ее нам Всемилостивый Господь...

На посту

Велик ли подвиг - укротить чрево?
Нет подвига вовсе, особенно в наши дни, когда прилавки ломятся от изобилия овощей и фруктов, а харчевни зазывают диетическими блюдами на любой вкус.

Может быть, пост для христианина - это потрясающие по глубине богослужения, плач треблаженного Андрея, поклоны с молитвой Ефрема Сирина, ветхозаветные чтения от сотворения мира до страшных прозрений пророков, или сладкозвучные стихиры?
Да, нет, все это - одно удовольствие и гурманство для человеческой души.
Слова легко проникают в сознание и сердце, облагораживая их красотой мелодий и высокими порывами.

Так в чем же тяжесть поста? Где же труд, пот и узкое, неудобоходимое место?

Опасность, мне кажется, кроется в наших мыслях и состояниях.
Слишком спокойно, комфортно, самодовольно внутри.
Мы забываем, что стояние на посту - это не дремота в теплой конуре, а непрестанное бодрствование на высокой башне на ветру и холоде, когда ты не имеешь права даже на миг смежить очи или отойти куда-нибудь по нужде, потому что этим ты подвергаешь опасности себя и целый город, который замер где-то внизу.
Враг всегда приходит внезапно, откуда и когда не ждешь его, и железные мечи его беспощадны и смертельны.
Ты не спишь и не ешь не потому, что так положено по уставу, а потому, что сердце твое ответственно за других.
Это и есть пост любви, а не понуждения...

День как день

Годы не прибавляют радости, ума, мудрости и здоровья. Они только отнимают.
Нужно все больше терпения и мужества, чтобы нести свой крест дальше.
Дай мне Бог сил!

О смерти

Плакать или еще что? Я думаю радоваться за усопшего. Слава Тебе, Господи!
Не будет уже более маяться на этой прескучной и прескудной всем земле.
Может быть, за себя поплакать надо? Не стоит... Много ли тут осталось? День-другой, и сами туда пойдем.
Я всегда был такой мысли, что по умершим не траур надо надевать, а праздничные наряды, и не заунывные петь песни, а служить благодарный молебен.
У нас все к верху ногами перевернулось. Что останкам, телу умершего надо отдать некий почет, это совершенно справедливо.
Но зачем у нас к этому телу обращаются, как к живому лицу? Удивляться надо. У Господа все живы.
И только что умерший жив... Какой он там молодец, какой красавец! Какой чистенький-светленький!
Если б взглянуть – засмотрелись бы...
А мы, насмотревшись на тело его: синевато, глаза впали и проч., воображаем его таким...
Этот самообман и раздирает сердце. Чтоб не раздиралось сердце, надо этот обман разогнать...
Потом придет в голову сырая могила... мрачная... Увы! Бедный!

А он в светлом месте, в состоянии полной отрады, свободный от всех связанностей.
Прелесть, как ему хорошо... К довершению горя думаем: умер, не стало...
А он и не думал переставать быть...
И все также есть, как был вчера накануне смерти, только ему хуже было, а теперь лучше.
Что его не видать, это не потеря. Он бывает тут же... Отошедшие быстродвижны, как мысль...
Неожиданная смерть. Потому хоть печальная, неизбежна; но не чуждая утешений христианских.
Зрелый плод! Прямо к столу Господню...

Мы, христиане, не к безвестному течем.
Почему, если не тяготят кого смертные грехи, несомненно веруем, что двери Царствия отверсты ему.
Если же к этому присоединить и кое-какое добро и кое-какие жертвы Господа ради, то тем более сомнение не должно оставаться о блаженстве участи отходящих...

Святитель Феофан, Затворник Вышенский


Скорлупа

Когда очень больно, хорошо закрыться от мира в себе, плотно затворить двери в сердце, не впуская в него никого, и так пережить свои скорби.
Главное, во время оттуда выйти, пока скорлупа не отвердела, и душа не осталась навечно томиться в темноте одиночества.

"Мерзейшая мощь"

Она не только в головах политиков. Она в каждом из нас. Она сеет вражду, разжигает низменные страсти, она унижает слабых и превозносит ничтожества, она заставляет пресмыкаться, презирает святость и попирает веру, наводит смуту в мозгах, непрестанно лжет и изворачивается. Она древнее, чем мир, а потому своими силами невозможно с нею справиться. Нужна помощь свыше. Необходимы крайнее смирение и кротость, и любовь ко всякому человеку, злому или доброму, умному или глупцу.
Против любви и кротости у нее нет оружия.

Благодать

Благодать - это не только радость, мир и удовольствие.
Это - огонь, выжигающий внутреннюю скверну, это буря, выметающая из нас хульные помыслы, это горечь, каплющая на язвы сердца.
Иногда это очень больно и неприятно для нашего падшего и своевольного естества.

Ночные мысли

Когда в душе темно, то не замечаешь своих недостатков, а в собственных бедах винишь злобу жизни и человеческую несправедливость.
Когда в потемках сердца вспыхнет хотя бы слабый свет, то сполна увидишь свое внутреннее безобразие и познаешь, что источник болезни и смерти находится внутри тебя, это - твой грех.
Тогда, засучив рукава, начнешь очищать душу, и чем светлее станет в ней, тем больше грязи в себе заметишь. Тебе не будет никакого дела до чужих грехов, - очистить бы свое!
Судящий других не знает света.

Страхи

Я боюсь уйти неготовым, и быть недостойным места, где живет мой сын.
Я боюсь оказаться с ним в вечной разлуке и не сказать ему тех слов, которые не успел сказать здесь.
Я боюсь, что уныние ржавчиной разъест мою душу, и сделает меня неспособным к добрым делам, а без них невозможно попасть на небо.
Я боюсь, что мрак поглотит мое сердце и унесет меня навсегда в свои темные обители.
Я боюсь, что мне не хватит сил и решимости оставить всю эту суету, чтобы служить одному небу.
Я боюсь слепоты, когда человек перестает видеть свои согрешения, а наблюдает только грехи брата своего.
Я боюсь, что любовь Божественная мне недоступна, а значит, неприступен нетленный свет.
Дай мне, Боже, силы, любви, терпения, мужества, доброты, неосуждения, молитвы, решимости; и не введи в напасть малодушия, тоски, озлобления и неверия!

Так молюсь я перед Великим Постом.
Желаю всем, кто соблюдает его, пройти это поприще легко и с радостью вкусить сладчайший свет Воскресения!

Лето Господне

Время - молох, пожирающий своих детей. Оно не прибавляет сил, здоровья, радости. Но мы почему-то с надеждой вглядываемся в грядущий день и год, как будто он принесет нам избавление от скорби и от вороха проблем.
Время - вода, утекающая сквозь пальцы; оно как рыба, которая всегда выскальзывает из рук. И мы усердно и безнадежно закидываем в реку свой невод, надеясь на богатый улов.
Время остановилось для нас страшным июльским вечером. Там, на берегу быстрой и чистой реки, у подножия высоких прекрасных гор.
Жизнь здешняя потеряла смысл и цвет, но это совсем не значит, что она закончилась.
Закончилась иллюзия благополучия и счастья, разрушились тщетные надежды на свой маленький, уютный, теплый мир.
Господь вырвал нас с корнем из этой земли, из этого времени. Все, что велико и достохвально здесь, оказалось ничего не стоящей мелочью. И мы сами оказались мелкими букашками перед лицом вечности, чья жизнь - мгновение, висящее на тонкой нити.
Солнце померкло для нас и звезды не дают своего света.
Только от края до края возсиял свет другой жизни, открылся иной мир: теплый, ласковый, вечнозеленый, где хорошо бродить босиком по траве, где нет разочарования и боли, где улыбка не сходит с уст удивительных старцев, а в их глазах - одна любовь.
Ты там, где они, где всегда слышен живой голос неба, который слаще пения самых дивных птиц.
Нам трудно здесь в постоянной разлуке.
Но любовь твоя и милость Божия дают нам силы переносить невыносимое, не омертветь сердцем и не отчаяться.
Мы знаем, что время бессильно убить нашу память и нашу любовь.
Мы равнодушно смотрим на праздники времени и с нетерпением ждем Лета Госпдня. Тогда мы встретимся и уже не будет разлуки...
С Летом Господним, сынок!..

О гордости

Пришла к прп. Амвросию Оптинскому одна крестьянка и покаялась в том, что все время гордится.
- Чем же ты гордишься?- спрашивает ее старец.- Особой красоты в тебе не наблюдается. Может, в тебе ум особенный скрыт или какие-то редкие таланты?
- Да, нет, батюшка. Грамоте я не научена, могу только сено косить, да по хозяйству что-то делать.
- Может, муж твой богат или дети даровиты?
- Муж пьяница, едва концы с концами сводим, а дети растут как сорная трава.
- Может, ты молишься непрерывно и стяжала дары духовные.
- Что вы! В церкви бываю на большие праздники, а дома не молюсь вовсе...
- Тогда гордись на здоровье! - отвечал ей старец.

Зерна и плевелы (к предыдущему посту)

В нашем душевном поле прорастают не только добрые семена, но и множество сорняков, которые посеяны врагом рода человеческого, цель которого - погубить, задушить все светлое и божественное. Поэтому так трудно делать добрые дела, а все пустое, дикое растет само по себе, не требуя усилий.

Человек гордится даже тогда, когда для этого оснований нет: нищий превозносится своею бедностью, считая, что он беднее и несчастней всех; больной хвалится своими болячками, думая, что его страдания самые сильные; скорбящий гордо выставляет напоказ свои сердечные язвы.
Им хочется быть выше даже в смирении и беде, но это ослепляет разум и не позволяет понять истинную причину происходящего.

Мне кажется, что ключ к пониманию заложен в словах Спасителя: "Отвергнись себя..."
Забудь свои беды, ставь ни во что свои таланты, не обращай внимания на свои заслуги и добродеяния, отвлекись от своих мыслей и переживаний.
В мире есть нечто более высокое и достойное внимания, чем ты сам.
Только отвергнув свою самость, можно понять другого человека и услышать призывающий голос Христа: "Следуй за Мной!"...

Поле само не в силах справиться с сорняками, а человек с грехами.
Нужен Сеятель, Земледелец, Который заботливой рукой вырвет с корнем все вредное и губительное и бросит его огонь.
А доброе останется и принесет большой плод...

Без заголовка

Архимандрит Сергий Шевич сказал:

Мы можем считать, что наша земная жизнь нормальна, лишь тогда, когда мы живем в единстве с Богом. Без этого мы остаемся « душевными людьми ».
Душевный человек, о котором говорит апостол Павел (см.: 1 Кор. 2:14), - это человек, непроницаемый для трансцендентного, земной человек, заботящийся о мирском.
Душевный человек не живет во всей своей человеческой целостности — он замкнут на себе.
Душевный человек ограничен земной жизнью, не имеет иной перспективы, живет не во весь свой духовный рост, в отличие от духовного человека.
Душевный человек - это эталон нормы для классической психиатрии. А на самом деле он находится в состоянии недуга, ибо дух в нем спит (см.: Рим. 11:8).

Только в духовном человеке дух бодрствует, свободен, развит, расцветает и действует в соответствии со своей природой. Для духа нормой является жизнь в единстве с Богом.
Жить в единстве с Богом - значит постоянно жить со Христом, иметь в себе Христа, стать обителью Святого Духа: как говорил преподобный Серафим Саровский, целью христианской жизни является стяжание Духа Святого.

Человек

после своего отхождения от Бога потерял цельность , которая была у него в следствии действующей в нем до того благодати Божией и виденья Бога.
Теперь человек одно представляет из себя снаружи, другим является внутри, третьим проецирует себя в этом мире.
Только святые являются цельными и одним и тем же всегда.

Не для нас

Первое предновогоднее желание: сбежать подальше, спрятать голову под землю, чтобы не видеть веселия, не слышать криков радости и звуков петард. Слишком не праздничное в душе состояние.
Но потом подумалось: не нужно бояться чужого праздника. Люди заслужили его.
У многих тяжелая, серая, беспросветная жизнь. Им хочется стряхнуть с себя повседневное бремя усталости, расправить плечи, вернуться на день в беззаботное детство, где есть сказка и подарки под елкой.

Любой праздник - это попытка приобщиться к другой реальности.
Пусть попытка неуклюжая с чрезмерным возлиянием и яствами, от которых с утра болит голова.
Но этот день остается в памяти. Его ждут не только дети; к нему готовятся.
Нужно постараться искренне принять радость других.
У нас, конечно, не будет елки, не будет застолья и подарков.
Но мы не спрячемся и не уедем никуда. Поздравим друзей и соседей, и сами примем поздравления.
А потом затеплим свечи и встанем перед иконой, чтобы в молитве хотя бы немного прикоснуться к тому миру, где теперь живет наш сын...

Живые голоса

У каждой частички - душа, у всякой травинки голос.
Мельчайшие молекулы слышат призыв своего Творца и складываются покорно в нужные формы.
Вот рождается от любви человек, а рядом расцветает совершенный цветок.
И то и другое - живая вселенная. Но и камень, лежащий поодаль - не мертв.
Внутри него, как в вулкане, переливается и кипит энергия.
И кто знает, быть может, вот эта скала, безмолвно застывшая над рекой, уже тысячу лет ведет беседу с далекой звездой, сообщая ей что-то важное и серьезное.

Смерти и разобщенности в мире по сути нет.
Тем более нет ее в человеке, имеющем в себе искру вечности.
Просто мы утратили слух и понимание окружающих нас вещей; потеряли язык, связующий нас с миром физическим и духовным; отдали все на откуп логике, которая всегда заводит в тупик, в область неверия, хаоса и обреченности. Почти всю человеческую историю мы сидим перед огромной пирамидой из разноцветных камней, достигающей бесконечности, и пытаемся сами изобразить мозаику мироздания. Некто успеет выложить лепесток, кто-то протянет линию стебля.
И пока другие, идущие следом, увлеченно выкладывают листья, все предыдущее разрушается.
И так без конца. Человек в силу ограниченности своей никогда не разгадает тайну бытия, не познает на земле до конца смысл и цель творения.

И только когда тихий голос Творца на исходе времен даст повеление каждой малой частичке занять свое место, тогда снимется печать с наших взоров и мы узнаем все, как есть; услышим голос камня, узнаем, о чем грустила береза под нашим окном, и что говорили колосья перед жатвой.

И главное: поймем, что потери и смерти в этом мире нет; есть только жизнь, возводящая нас Божиим повелением от времени к вечности...

Смирение

Смирение состоит в том, чтоб человек сознавал себя грешным пред Богом, - не сделавшим ни одного доброго дела, благоугодного Богу.
Возделывается же и выражается смирение следующими действиями: когда кто сохраняет молчание, когда не вменяет себя ни в каком отношении, когда уклоняется споров, когда кто послушлив, когда держит глаза опущенными к земле, когда имеет постоянно смерть пред взорами ума, хранит себя от лжи, удаляется от суетных и греховных бесед, не противоречит старшим, не настаивает на своем мнении и слове, переносит поношение, ненавидит праздность и негу, понуждает себя на телесные подвиги, когда никого не оскорбляет.

Преп. Исаия Отшельник

Предчувствие праздника

Жизнь - праздник, но всегда с привкусом горечи.
Рождается человек, а над ним уже распростерла свои крылья черная птица смерти; младенец делает первые шаги, а следом за ним идут чередою скорби и болезни, которых не избежать никому; человек вкушает плоды разума, одновременно приобщаясь к полыни сомнений и разочарований; он пьет из сладкой чаши любви, в которой всегда примешана желчь разлуки и предательства.
Нам нужно много приложить усилий, чтобы обрести покой и счастье, но еще больше сил требуется, чтобы все это не потерять.
Наш путь очень узкий: шаг вправо - и ты срываешься в пропасть, шаг влево - и натыкаешься на непреодолимую стену.
Как жить в это хрупкой и опасной среде?
Как радоваться и сохранить сердце добрым в этой юдоли плача и печали?

Мне кажется, жизнь - это только подготовка к празднику.
Ты суетишься,бегаешь, покупаешь еду и вино, готовишь что-то, накрываешь на стол.
Это приятные хлопоты в предвкушении трапезы. Ты, конечно, пробуешь от яств, но держишь себя в легком голоде, чтобы потом не быть пресыщенным.
Вот время твое подходит. Ты зажигаешь свечи и ждешь гостей.
За столом соберутся самые дорогие, самые любимые. Не важно, что многие из них ушли уже давно. Сегодня твой день, твой праздник, а поэтому будут все.
Откроется дверь, из которой потоком хлынет приятный свет. Они войдут в твой дом, твои любимые, и примут тебя в свои объятия...
И мы будем долго-долго сидеть за столом, смотреть друг другу в глаза, говорить главные слова, которые почему-то не сказали здесь.
Этот праздник будет всегда.
Целую вечность...

Если бы...

Если бы сила мускулов и телесное здоровье спасали от тоски и отчаяния; если бы они помогли победить разрушение и смерть, то я, конечно же, день и ночь не выходил бы из тренажерного зала, читал бы всякие лечебники и травники, поселился бы у подножья гор у чистого родника, следил бы за каждым своим органом и сосудом, чтобы с каждым днем становиться совершеннее и сильней.

Если бы богатство или обладание какой-то вещью приносило мне постоянное блаженство; если бы я мог купить вечность за деньги или золото, то я навсегда позабыл бы про еду и сон, собирая в свои хранилища драгоценности и монеты; строил бы себе высокие замки с резными башнями, чтобы в них наслаждаться счастьем и бесконечностью.

Если бы человеческая мудрость насыщала любовью мое сердце и наполняла ум только светлыми мыслями и идеями; если бы она спасала от греха, который ежечасно разъедает мое сердце и убивает во мне любовь, то я несомненно закрылся бы от всего мира в читальном зале, поглощая горы древних книг и манускриптов, обитая в высоких сферах науки, философии и искусства.

К сожалению, сила рук и ног слабеет с годами, и тело перестает слушаться своего господина; сокровища многие только давят на сердце, оплетая его паутиной алчности, зависти и забот; а многие знания только приумножают скорби, ввергают разум в темные лабиринты неверия и сомнений.

Тогда ты понимаешь истинность древних слов:"да не хвалится сильный силою своею; да не хвалится мудрый мудростию своею; да не хвалится богатый богатством своим"...
Оставив все суетное и проходящее на обочине, подобает человеку держаться пути, который ведет к миру внутреннему, глубокому; радости чистой, неускользающей; и побеждающей саму смерть и погибель - любви...

О том, что здесь...

Нас учат жить вечно на этой земле.
Мы из последних сил, расталкивая других локтями, добиваемся своего благосостояния, высокого положения, репутации.
Паче зеницы ока следим за своим здоровьем и внешностью, а еще за тем, чтобы наши мнения совпадали с господствующими идеями.
Иначе - ты неудачник, изгой, который шагает не в ногу со временем и далеко отстал от первых рядов, а, значит, отлучен от сладкой и желанной кормушки.

Эта жизнь для тех, у кого крепкие мускулы и твердые лбы; она для тех, кто легко идет на сделку со своей совестью, кто богатство и власть ставит выше всего, кто не думает о том, что будет ПОСЛЕ...

Поэтому и говорит апостол: "Не любите мира, ни того, что в мире; ибо все, что в мире - похоть плоти, похоть очей и гордость житейская".
Мы все знаем это, но отчего так соблазняемся и тянемся к призраку этой сладкой жизни?..

Мир болен

Вспоминаю слова блаженного митрополита Антония Сурожского.
В одной из бесед кто-то спросил его о душевнобольных.
Он ответил примерно так (передаю по памяти):
Я как врач и священник смею утверждать, что практически все, живущие в наше время на земле, душевнобольны.
Признак душевного здоровья: мир, благость, доброжелательность, неосуждение, способность любить без корысти и прощать, и все в таком же духе.
Такими качествами обладают только святые.
Мы же мечемся по жизни в беспокойстве и страхе, завидуем, раздражаемся, превозносимся, унываем, страдаем от безверия и безнадежности. Это все признаки душевного нездоровья.

Болезнь эта излечима, но также как страдающие недугом телесным, мы боимся обратиться к Врачу душ и телес наших. Нужно знать и помнить, что страх этот - посланник князя тьмы.
Посему нужно совершенно презирать его, и с верою поспешить в лечебницу духовную, которая есть - вера православная...

Ночное

Отчего сжимается сердце, почему разрывается на части душа: от того, что было и чего нельзя вернуть; или от того, что никогда уже не совершится?
Зачем напрасно оплакивать прошедшее и тосковать об утраченном счастье, если они навсегда растаяли во времени, оставив лишь зарубки в памяти; и к чему жалеть о несбывшихся мечтах, если это всего лишь призраки?
Но боль-то реальна и тоска невыносима.
Это случается не только у тех, кто живет под крылом беды или болезни, но и вполне благополучных и здоровых по житейским меркам людей.

Душа по природе своей стремится к свободе и бесконечности, а мы загоняем ее в тесные клетки земных вещей; она требует хлеба небесного, а мы потчуем ее бутербродом с колбасой; она желает чистоты, красоты, любви, а мы предлагаем ей нечистоты страстей: злобу, зависть, похотливость, тщеславие, ложь.

Отсюда и болезнь.
Попробуйте хотя бы несколько дней питаться помоями и нечистотами или прожить в собачьей конуре - обретете ли вы довольство и покой?
Но с внутренним своим человеком мы так поступаем почти всегда.
А потом говорим: нет радости, только тяжесть, тоска.
Не о прошлом мы тоскуем, не о будущем.
Мы тоскуем о вечном и святом...

Святитель Николай Сербский. Моления на озере.

Господи мой всемилостивый, помажь сердце мое елеем милости Твоей

Всемилостивый Господи, помажь сердце мое елеем милости Твоей.
Да никогда не вспыхнет в нем гнев на сильного, не зародится презрение к слабому.
Посмотри, роса утренняя всех слабее...
Да никогда не совьет гнезда в сердце моем ненависть к ненавидящим меня.
Да вспомню я о конце их и сохраню мир свой.
Милосердие открывает путь к сердцу всякой твари и несет радость.
Немилосердие омрачает чело и несет печаль одиночества.
Помилуй милостивого, рука пренежная, и открой ему тайну милости Твоей.
Богочеловек - чадо милости Отца и святости Духа. Весь мир лишь притча о Нем.
Могущественные светила небесные и мельчайшие капли озерные собою рассказывают о Нем.
Все небесное и земное, от пресильных Серафимов до мельчайшего комочка пыли, рассказывает притчу, притчу о Нем - прасущности и праисточнике своем.
Что такое твари на земле и во вселенной, если не притча о солнце?
Воистину, так же и все видимое и невидимое являет собой притчу о Богочеловеке.
Сущность этой притчи проста, притч о сущности множество бесконечное.
Друзья мои, как же рассказать мне вам о сущности, если вы притч понимать не умеете?
О, если бы знали вы ту сладостную беспредельность и силу, когда проникаешь до сердца всех притч, туда, где они начинаются и где кончаются.
Туда, где язык немеет и где все сказано раз и навсегда!
Какими скучными становятся тогда все долгие и однообразные повествования, сочиненные людьми!
Такую же скуку испытывает тот, кто привык слышать раскаты грома и созерцать сверкание молний, но вынужден слушать рассказы о грозе.

Приими мя в Себя, Сыне Единородный, чтобы стать мне одно с Тобой, как когда-то до сотворения и падения.
Да закончится долгая и томительная притча моя о Тебе хотя бы мгновением лицезрения Тебя.
Да закончится самообольщение мое о том, что я нечто рядом с Тобой или нечто без Тебя.
Пресыщены уши мои притчами. Устали зеницы мои взирать на тщеславную пестроту одежд.
Тебя лишь жаждут видеть они, Источник мой, сокрытый миром за пустыми притчами и пестрыми одеждами.

Святитель Феофан Затворник. (Евр. 4, 1-13; Лк. 21, 12-19)

"И будете ненавидимы всеми за имя Мое".
Кто вдохнет в себя хоть мало духа мира, тот становится холодным к христианству и его требованиям.
Равнодушие это переходит в неприязнь, когда долго в нем остаются не опамятываясь, и особенно когда при этом захватят откуда-либо частицу превратных учений.
Дух мира с превратными учениями - дух неприязненный Христу: он антихристов; расширение его - расширение враждебных отношений к христианскому исповеданию и христианским порядкам жизни.
Кажется, вокруг нас деется что-то подобное.
Пока ходит повсюду только худое рыкание; но не дивно, что скоро начнется и прореченное Господом: "возложат на вас руки. . . и будут гнать вас . . . преданы будете. . . и умертвят вас".
Дух антихристовский всегда один; что было вначале, то будет и теперь, в другой, может быть, форме, но в том же значении.
Как же быть? "Терпением вашим спасайте души ваши".
Терпи, с твердым словом исповедания истины в устах и в сердце.

Святитель Феофан Затворник.

Ельчанинов

Рождение мистично — к нам приходит вестник из другого мира.
Смерть близких еще сильнее будит в нас мистические чувства — уходя от нас, они из ткани нашей души протягивают за собой длинный провод, и мы уже не можем жить только этим миром — в наш теплый, уютный дом поставлен аппарат в бесконечность

Сами с усами...

Когда все у нас хорошо, мы не думаем о помощи свыше.
Нам кажется, что мы все достигаем своими силами и умом, и так будет всегда.
Нам некого благодарить, кроме себя.
Но когда разгорается вокруг пламя беды, когда все рушится и гибнет, тогда мы вспоминаем о Боге.
И в этот час мы не смиряемся перед небесными силами, а требуем ответа: за что?
Не получив его, теряем веру и доходим до края отчаяния.
Лучше помнить о небе всегда: и в радости, и в несчастье.
Тогда все узелки нашей жизни свяжутся, и на все вопросы найдутся ответы...

общество склоняется к повальному безверию....

""Кесарево - кесарю, а Божие - Богу"; всякому, значит, свое.
В наше время вместо "кесарево" поставить надо "житейское", и сказать: житейское своим чередом, а Божеское - своим.
А то все бросились на одно житейское, Божеское же оставляют назади.
Оттого оно стоит не только не на своем месте, то есть, не на первом плане, как следует, но совсем забывается. Следствием этого забвения, будто не намеренного, есть потемнение его в сознании; а затем становится неясным и его содержание, и его основания.
Отсюда слабость убеждения и шаткость веры; и потом отчуждение от нее и влияние всяких ветров учения.
Этот путь проходит всякий особо, когда начинает нерадеть о Божием; этот же путь проходит и общество, когда оно в своих порядках, начинает не обращать внимания на то, чего требует от него Бог.
Когда Божие отставлено на задний план, тогда в обществе начинает водворяться эмансипация от Божеских требований, - в умственном, нравственном и эстетическом отношениях, и секуляризация (служение духу времени) политики, обычаев, увеселений, а затем воспитания и всех учреждений.
В настоящее время о том что Божие - не думают, не говорят, не пишут и даже в мысли не имеют, ни при каких начинаниях.
Дивно ли, что при таком настроении, учения противные вере находят доступ в общество и что общество склоняется к повальному безверию?"(Тит. 1, 15-2, 10; Лк. 20, 19-26).

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

Пепел в сердце

Сжигаем самое светлое и чистое в пламени греха и страстей, а потом удивляемся: отчего же так пусто и холодно внутри; нет ни веры, ни любви, ни высоких чувств, а только серый пепел лежит толстым слоем на дне сердца.
При этом жизнь продолжается, точнее - тень жизни.
Свое внутреннее состояние переносим на окружающий мир и говорим убежденно: нет Бога, нет любви, нет вечности и красоты; человек - общественный зверь, он всего лишь телесная оболочка, а жизнь - совокупность биологических процессов и химических реакций.

Это - пепел стучит в наше сердце, это смерть покрыла своим белым саваном наш разум.
Ходящие во тьме - уйдут во тьму, а жаждущие света - вкусят свет.
Пепел не может гореть и светить; он только мечется по поверхности от ветра.

Нужно новое рождение, чтобы приник своими устами к человеческому сердцу Господь и снова вдунул в него огонь Жизни.
Знаю, что это возможно...

прп. Амвросий Оптинский. Мудрые мысли.

Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от гнева, гнев от гордости..

Не будь как докучливая муха, которая иногда без толку около летает, а иногда и кусает, и тем и другим надоедает; а будь как мудрая пчела, которая весной усердно дело свое начала и к осени кончила медовые соты, которые так хороши, как правильно изложенные ноты. Одно - сладко, а другое - приятно.
Когда старцу написали, что тяжело на свете, он ответил: "Потому она (земля) и называется юдоль плача; но люди одни плачут, а другие скачут, но последним будет нехорошо".

На вопрос: "Что значит жить по сердцу?", батюшка ответил: "Не вмешиваться в чужие дела и видеть в других все хорошее".

Батюшка говорил: "Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, только чуть одной точкой касается земли, а остальными непрестанно вверх стремится; а мы, как заляжем на землю, и встать не можем".

Насчет осуждения и замечания чужих грехов и недостатков, батюшка сказал: "Нужно иметь внимание к своей внутренней жизни так, чтобы не замечать того, что делается вокруг тебя. Тогда осуждать не будешь".

"Отчего люди грешат?" - задавал иногда старец вопрос и сам же отвечал на него: "Или оттого, что не знают, что должно делать и чего избегать; или, если знают, то забывают; если же не забывают, то ленятся, унывают...
Это три исполина - уныние или леность, забвение и неведение,- от которых связан весь род человеческий неразрешимыми узами. А затем уже следует нерадение со всем сонмищем злых страстей.

Важная сказка.

" Мудрецу было поставлено три вопроса:
кто самый значительный человек на свете?
какой самый важный момент жизни?
какой самый важный поступок человек может совершить?
И как во всех детских сказках, этот мудрец, озадаченный поставленными пред ним вопросами, ходит и ищет ответа — у других мудрецов, в книгах; и не находит.
Не находит ответа ни в себе, ни вне себя.
На обратном пути в город, когда уже настает время суда над ним и его позора, он встречает в поле девочку, которая пасет гусей.
И она его останавливает: “Почему у тебя такой печальный вид? что с тобой?”
Мудрец ей отвечает: “Ты этого понять не можешь...” — “А ты скажи!”
И он даже не с отчаяния, а из глубины своей окончательной побежденности ей говорит, какие ему поставлены вопросы.

И она на него смотрит с изумлением, потому что земная мудрость не закрыла ей глаза на совершенную простоту вещей, и говорит:
“А в чем трудность? Самое важное время — это теперешнее мгновение; ведь прошлого больше нет, а будущее еще не настало. У тебя, у меня — только вот это мгновенье, в котором мы живем.
Самый важный человек — тот, с которым ты сейчас находишься, другого же нет.
А самый важный поступок — сделать в это мгновенье для этого человека самое лучшее, что можешь”.
Это очень важная сказка, потому что действительно, никто из нас не знает, сколько он проживет, и еще меньше знает, в каком состоянии он будет в течение остающихся мгновений или годов своей жизни.
В одно мгновение самый великий ум может пошатнуться от того, что в мозгу разорвался маленький сосуд.
В любое мгновение человек может стать бесчувственным к горю, к нужде другого человека: вдруг, почему-то, что ему неведомо, непонятно, его сердце окаменело и не может отозваться на нужду, на которую он и хотел бы, может быть, отозваться.

Апостол Павел с нами делится своим ужасом о том, что то добро, которое он любит, к которому стремится, ради которого хотел бы жить и умирать, он не творит, а злу, которое ненавидит, которое для него стало чужим через встречу со Христом, он поддается все время.
Значит, ни на ум наш, ни на сердце, ни на решимость нашу, ни на силы наши, ни на волю нашу мы не можем до конца рассчитывать.
Мы не можем отложить ни на мгновение то, что надо исполнить сейчас, потому что если оно не будет исполнено, оно, может быть, никогда не станет для нас спасительной, а для другого — преображающей возможностью жизни."

Влд. Антоний.


Слух духовный

Один мудрый человек мне сказал: никогда не осуждай тех, кто не верит в Бога.
Настоящая вера - это редкий талант.
Ты ведь не судишь человека за то, что он не имеет музыкального слуха или художественного вкуса.
Не дано ему. Зато у него есть какой-то другой дар, которого не имеешь ты.
Чтобы услышать голос Божий, нужно иметь не просто музыкальный, а особенный, обостренный сердечный слух.
Он открывается только тем, у кого светлый ум и чистое сердце, кто день и ночь понуждает себя к поиску истины - через подвиг молитвы, любви и самоотвержения.

Не удивляйся тому, что неверов вокруг - подавляющее большинство.
Удивительней то, что встречаются еще люди Божии, чьи глаза - это окна в небо, чьи слова - живительный родник, а душа - отверстый рай, откуда свет и радость.
Такие души - большая редкость.
Их трудно отыскать в обычной грубой человеческой породе.
Но если уж найдешь их, то бросишь все, что имеешь, и возжелаешь всем сердцем получить то, что имеют в преизбытке они

Где-то близко

Оглянись назад и увидишь: твое прошлое не где-то далеко, за мутной пеленой прошедшего, а близко, здесь, рядом: и первый образ, который помнишь, и улыбка юной матери, и оранжевый от цветов косогор; и чистые струи на перекате, и голос возлюбленной, и много того, что случилось в твоей жизни и, кажется, унеслось навсегда, без возврата.
Все живо, все звучит и бьется в твоем сердце; согревая, когда на душе и за окнами - холодно и черно.

Загляни вперед и узнаешь, что до края жизни осталось не так уж много.
В этом нет безнадежности, безысходности, страха.

Взгляни внутрь себя, в самую суть, и ты найдешь там источники вечные, жизнь и свет, которые никогда не угасают; услышишь голос кроткий и тихий, зовущий тебя туда, в небесный Дом нашего Отца.
Там встретишь тех, кого любишь больше всего, но кто ушел раньше, тебя не дождавшись.

Мне говорят: это безумие.
Реально то, что ты чувствуешь и осязаешь; жизнь только то, что видишь вокруг - сейчас, здесь, на земле.

Но что мне делать, если я ослеп к этой жизни; все сущее для меня - театр теней, не больше; музыка пустых звуков, балаган абсурда.
Мне кажется, люди вокруг азартно гоняются за призраками, мечтая властвовать, прославиться, разбогатеть.
Они готовы убить, обмануть, предать ради своих призрачных целей, ради своих воздушных замков.
Потом силы внезапно их оставляют, и они остаются один на один ни с чем.

То, что внутри меня живее того, что вокруг.
Каждый день вхожу в дом моего детства, где запах свежеиспеченного хлеба, где хлопочет у русской печи моя бабушка; каждое утро чувствую в своей руке теплую и легкую руку сына, и как бы заново веду его в школу, а потом долго смотрю ему вслед.
Каждую ночь вникаю в слова евангельские и они падают на сердце, как капли дождя на землю пустыни.
Они отзываются во мне во сто крат больше, чем весь окружающий меня хаос слов.

Жизнь там, где твой ум; где твоя память; где твое сердце.
А сердце там, где твое сокровище и твоя радость...

Сегодняшний мой крест

Горе тому, у кого нет ежедневного креста, горе тому, кто противится ему!
Крест олицетворяется часто тем самым человеком, которого Провидение ставит при мне, который раздражает меня своею говорливостью, легкомыслием и даже своей внимательностью.
Он всё тут при мне, мои старания удалиться от него остаются безуспешны.
Кажется, будто какая-то тайная сила помножает его в моих глазах. Вот мой тяжелый крест.
Как поступать мне с сегодняшним моим крестом? истинно молиться о христианской любви к нему, ибо этому человеку без моего и его ведома назначено самим Господом освящать мою душу этим испытанием. Крест – это всё то, что расстаивает спокойствие.
Жало, которое раздражает, подстрекает нас и без которого мы остались бы недвижимы.

Крест – это орудие, двигающее нас вперед, вопреки нашего сопротивления и апатии.
Наслаждаться благами и оставаться в спокойствии, не есть удел христианина.
Он принужден подниматься выше и выше по суровой стезе.
Всякую рану надо заговаривать следующими словами: «Так угодно Богу».
Спаситель всегда со скорбящей душой. «Скорбями, -говорит Он, - я воспитываю твою душу для вечности».
Смирению от одних слов научиться нельзя, потребна практика, чтобы кто трепал нас и мял, выколачивал кострику, без чего и в Царствие Небесное попасть трудно.
Оно многими скорбями приобретается».

Преп. Антоний


Сквозь огонь и воду

Всякая душа, для того чтобы очиститься, должна пройти через горнило скорбей, и это неизбежно.
Иначе ржавчина греха разъест ее до основания.
Каждое сердце должно омыться слезами покаяния, чтобы предстать перед Всевышним чистым зерном, и прорасти в жизнь вечную,потому что "сеется тленное, а восстает нетленное".
Там не нужны семена гнилые и сорные.

иг. Петр (Мещеринов)

любая человеческая жизнь есть великая трагедия - если быть сочувственно внимательным к ближним, это очевидно

Несозвучность

Невозможно попасть в унисон окружающим.
Одни - неистребимые оптимисты, что бы ни случалось в их жизни, говорят: все хорошо!
Другие - отчаянные пессимисты; даже если у них все неплохо, стонут: все не так!
Есть и те, которые посередине: плачут, когда худо, смеются, когда радостно.
Они мне ближе и понятней. Наша жизнь зависит от того, что в сердце.
И я не вижу смысла радоваться, когда внутри тебя ад.
Другое дело, что никогда не нужно впадать в отчаяние.
Надо помнить, что свет Господень и во мраке светит, а благодать питает нашу душу всегда.
Я вижу этот свет и чувствую благость, и живу, в меру сил стараясь делать то, к чему призван.
Но это - другая жизнь. Она не всем понятна и не всем созвучна. Иного пока не дано...

Правда Иова

Человек, находящийся в беде или болезни, не может быть бесчувственным и безмолвным, потому что поражена его суть.
Если Христос возопил на кресте: "Боже, Боже мой, зачем Меня оставил?"; и если Иов Многострадальный, когда покрылся с головы до ног проказой, обратился к Богу с вопросом:"За что?", то и нам немощным невозможно терпеть крайние скорби молчаливо.

Речь идет не о повседневном нытье по поводу мелких неприятностей, а о настоящих страданиях, на грани жизни и смерти.
И никто не вправе поучать, как вести себя страдальцу, чтобы не быть осужденным, как были осуждены друзья Иова, за то, что призывали Иова не роптать на Бога и замолчать.
Иов спрашивал и услышал голос Божий; и возвратил ему потерю Господь, воздав сторицею...

любовь и боль

когда боль от утраты становится невыносимой, человек начинает просить Бога, что бы Он забрал эту боль.. сделал ее меньше, тише, потому что невозможно жить.. .

Но, Господь не может этого сделать, потому что эта боль вырастает из любви.. чем сильнее человек любит, тем сильнее боль от утраты любимого человека..
Любовь и боль - две части одно целого, глубокого чувства ..
Господь не может убрать эту боль, тогда Ему пришлось бы забрать и любовь... а это невозможно.. и человек, страдающий честно и прямо, не прячась за маски отговорок " так Богу угодно", " она уже Там, на небе, радуется за меня " и тд тд, такой человек понимает что никто и никогда не заменит умершего человека.. и ничто..
Осознание этой боли ведет к правде, спрятанной глубоко, и эта правда такова- Господь делает нас живыми, и именно поэтому чем мы живее, тем сильнее мы ощущаем боль..

Неизбежность

Хочу научиться любить жизнь, как прежде: радоваться смене времен года, подставлять лицо дождю или солнцу, ловить ладонью снежинки.
Но понимаю, что мой поезд неизбежно ушел, вскрикнув отчаянно на далеком сибирском полустанке. Пытаюсь разгадать тайну и найти ответ на вопрос, который навсегда застыл на лице моего мальчика. Стараюсь осушить слезы жены, и погасить нестерпимый огонь вины в своем сердце, который горит каждое мгновение, не утихая, выжигая все чувства и мысли.
Что там осталось? - пустыня с редкими колючками и змейками, волнообразно рассекающими раскаленный песок.
Знакомый епископ сказал: это твое пустынножительство. Так оно и есть.
Утешает только то, что так жили многие подвижники.
Они убрали из жизни все, что отвлекает от главного, и познали суть.

Жизнь - не только радость, наслаждение, удовольствие. Жизнь и то, чем живу теперь.
И неизвестно, что правильнее и лучше...

Конец света

Говорят, что он уже наступил.

Не для всех конечно, но для многих, которые не видят в своей жизни цели, надежды и света, кто живет наощупь, осязая лишь то, что можно потрогать руками, почувствовать на вкус; чей ум ослеплен неверием и самомнением, кто не замечает вокруг страдания и не может понять самых близких себе людей.

Не нужно бояться, когда померкнет солнце и звезды не дадут своего света.
Страшней, когда исчезнет на земле любовь и угаснет в сердце вера.
Тогда и будет конец...

св. Феофан

"Если мы отвергаемся себя, то кого мы тогда встретим?" - спрашивает св. Феофан Затворник; он же дает и ответ: "Тогда мы встретим Бога и ближнего"

Соблазн

Все мы умные, современные, образованные, пусть даже пришедшие к христианству и необходимости смирения,- в глубине души превозносимся над простой верой людей некнижных.
Часто мним себя людьми посвященными, знающими догматы, каноны и историю Церкви, в отличии от профанов, погрязших в суеверии и обрядоверии.
На таких мы поглядываем свысока, посмеиваясь над их наивностью, пристрастию к просфоркам и маслицу, и прочим внешним знакам обряда.
Но при этом забываем, что учение свое получили от простых рыбарей, что многие из святых "академиев не проходили", что ум и образование не всегда ведут к доброте сердца, не прибавляют нам любви и понимания; скорее наоборот - уводят в неверие и цинизм, развивают гордыню и самомнение.
Я, конечно, не против знания и образования, но мне кажется, что смирению, любви, доброте, молитве, святости, наконец, - невозможно научиться по книжкам.

Лучшая академия - это жизнь, когда каждый свой поступок, каждое слово сверяешь с евангельскими заповедями.
И когда станешь говорить с ребенком или с нищим также, как с мудрецом или богатым,- тогда будет ясно - ты чего-то в духовной жизни уже достиг...

грех

"Грех есть нарушение заповеди Божией. Когда человек любит и уважает другого человека, он охотно исполняет просьбы того, кого любит. Если же он не исполняет просьбы любимого человека, которую может исполнить, то это значит, что он самовлюбленный эгоист.
Такова в существе своем и природа вины человека перед Богом, природа греха.
Свои заветы Господь прежде всего начертал в человеческой совести".


Архиепископ Нафанаил (Львов, 1906-1985)- выдающийся православный богослов, проповедник и духовный писатель, епископ Русской Зарубежной Церкви.

Сердце сокрушенно

Раньше я думал, что это образ. И даже противился: разве Бог желает сокрушить наши сердца?
Разве ему не нужны сердца цельные, полнокровные?
Но теперь понимаю, что сердце каждого человека, живущего на земле, со временем покрывается твердой и непроницаемой пленкой. Это, можно сказать, самозащита, потому что не может вынести живая душа того зла, неправды, несправедливости, пошлости, грязи, которые разлиты вокруг нас.
Мы вынуждены прикрыться броней бесчувствия и равнодушия, чтобы стрелы мира сего не сразили нас.
Но трагедия земной жизни заключается в том, что защищаясь от греха, мы становимся бесчувственными и к веяниям духа.
И тогда посылаются нам скорби и болезни, которые постепенно разрушают окаменелость и обледенелость сердца.
Это больно, неприятно; безобразие жизни открывается нам во всей своей неприглядной наготе.
Но в тоже время же время мы начинаем чувствовать живительные токи небесной благости, к нам возвращается способность со-чувствовать и со-страдать.
И главное, нам открывается истинная сущность нашей жизни.
Мы видим грех и несовершенство; понимаем, что так жить нельзя, и постепенно, по шажочку начинаем исправлять свои стези.
Главное, не отчаиваться и помнить всегда, что "сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит"...

Услышать голос

В шуме помыслов, оглушающих наше сознание, в крике бед, которые сопровождают жизнь, в воплях страстей, терзающих наше сердце, в круговороте повседневных забот и дел, в чужих словах, звучащих вокруг нас, - почти невозможно услышать тихий и ненавязчивый голос Бога.
Господь не оставляет нас ни на минуту, Он отвечает на все наши вопросы, предостерегает от ошибок и заблуждений, но мы не слышим Его, потому что душевные наши уши забиты пробками житейских попечений.
Чтобы услышать Бога, нужно стать глухим к воплям внешнего мира; чтобы увидеть Его, необходимо ослепнуть к прелести красоты мимоходящей; чтобы понять и почувствовать Его Промысел, надо отречься от высокоумной мудрости житейской.
Мы - узники земли и рабы плоти, и жизнь духовная - постепенное и трудное избавление от этих уз и этого рабства...

Без Любви

ОБЯЗАННОСТЬ без любви делает человека РАЗДРАЖИТЕЛЬНЫМ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ без любви делает человека БЕСЦЕРЕМОННЫМ
СПРАВЕДЛИВОСТЬ без любви делает человека ЖЕСТОКИМ
ПРАВДА без любви делает человека КРИТИКАНОМ
ВОСПИТАНИЕ без любви делает человека ДВУЛИКИМ
УМ без любви делает человека ХИТРЫМ
ПРИВЕТЛИВОСТЬ без любви делает человека ЛИЦЕМЕРНЫМ
КОМПЕТЕНТНОСТЬ без любви делает человека НЕУСТУПЧИВЫМ
ВЛАСТЬ без любви делает человека НАСИЛЬНИКОМ
ЧЕСТЬ без любви делает человека ВЫСОКОМЕРНЫМ
БОГАТСТВО без любви делает человека ЖАДНЫМ
ВЕРА без любви делает человека ФАНАТИКОМ

Прокаженные

Встретил намедни в метро знакомого актера, с которым дружны со студенческих пор.
Мы виделись и раньше, и всякий раз это были долгие разговоры о творчестве, жизни, о совместных проектах. Сейчас же в глазах его вспыхнул страх.
Он чувствовал себя в крайней степени неловко, не знал куда спрятать взгляд и убрать руки.
Он пулей выскочил на следующей остановке и исчез в толпе...
А мне подумалось: к нам тянутся люди, когда мы счастливы и успешны.
Болезнь и скорбь внутри нас пугают их. Кто-то верно сказал, что страх - это не житейская пугливость.
Он возникает, когда душа прикасается к иному миру, в момент смертельной болезни или ужасной беды.
Это действительно страшно, но только не для тех, кто уже обречен или раздавлен тяжестью случившегося. Их души уже наполовину там, и это нормально.
Они никогда не смогут жить как прежде: радоваться как все, поступать как все, думать как все.
На их челе - печать иной жизни, другого опыта.
Окружающие чувствуют это, пусть и не осознано, и страшатся, стараясь обойти таких стороной.
Их можно понять и даже можно помочь, избавив их от необходимости общения.
В конце концов, круг общения в нашей жизни неизбежно сужается.
Пока не останется душа с Богом наедине... Да еще с теми, кого мы больше всего любим.
И не важно: там они - или здесь...

Зеркало

Спросил ученик старца: "Отче, сказано древними - Бога в себе ношу.
Как вместить в себе Невместимого, объемлющего все концы вселенной; как познать Непознаваемого и почувствовать в сердце своем огнь Божества, который, прикоснувшись, попаляет всякое творение?"

Отвечал старец так:
"У вечности своя мера. Мироздание соткано из мельчайших частиц и в каждой из них есть сияние Духа.
Без Него не может быть жизни и тепла, радости и любви.
Дух - это свет, лучами своими пронизывающий все закоулки вселенной, в том числе и человека.
Но человек - выше земли и моря, выше звезд и неба, потому что есть внутри него нечто, чего нет ни в одном творении - дух.
Одни отцы называют его частицей Бога, другие - божественным зерцалом, в котором отражается образ небесный.
Если зеркало твое мутно или почернело от греха, тогда свет не отражается в нем, и жизнь твоя погружается во мглу.
В сердце нет ни веры, ни любви, ни разума, никакого утешения. Тогда говорит несчастный: нет Бога!
И в нем действительно Его нет.

Но стоит слезами покаяния омыть это зеркало, как в нем появится сначала слабое отражение света, а потом все больше, больше, пока он не охватит все твое существо.
Тогда и говорят: ношу в себе Бога, то есть, Свет, просвещающий всякого человека грядущего в мир.
Этот Свет проникает в каждую частицу твоего тела, в каждое движение твоих мыслей, в каждое чувство, в каждое действие.
Его, действительно, нельзя измерить земной мерой и понять человеческим умом, но им можно жить, и это это та жизнь, о которой говорит апостол Павел:"Не я живу, но живет во мне Христос".

ЖЖ автора




Добавить комментарий:
Ваше имя *:

Ваш комментарий:



Введите число на картинке(защита от спама): 

Внимание! Тексты, содержащие ссылки сохранены не будут!


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Владимир Трубинов. Сердце сокрушенно (ч.1) | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009-2019 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 19