Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. 066-996-2243
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Статьи >> Книжная полка >> Владимир Трубинов. Сердце сокрушенно (ч.2)

Владимир Трубинов. Сердце сокрушенно (ч.2)

Сердце сокрушенно
Читайте также:

 

Эти публикации из замечательного блога Владимира Трубинова.
Большая часть сообщений принадлежит ему, некоторая часть - ссылки на других блогеров или мысли достаточно известных людей, имена которых указаны.

Настоящее

Мы думаем, что Царство Божие - это удел далекого будущего, за гранью земной жизни; что здесь - только слезы и горе, и ожидание будущих благ; что человеку в этом мире невозможно приобщиться к вечности.
Но это не совсем так.

Бог оставил нам Духа Утешителя, которым "всяка душа живится и чистотою возвышается".

Чистые младенцы и боговдохновенные сердца слышат этот голос и вкушают неизреченную радость, поэтому так приятно быть с ними.
Бог рядом, Он каждый миг стоит у двери всякого человеческого сердца и стучит ненавязчиво.
Но мы боимся открыть, потому что наша внутренняя клеть полна нечистот и мерзости.
Одним стыдно, другим страшно, третьи настолько сжились с грехом, что он стал их естеством.
Они не видят света и живут наощупь: то, что осязают, то и знают, а чего не чувствуют, того для них нет.
Вечность реальнее, чем это дерево за окном, а Бог значительно ближе, чем самый сокровенный друг, потому что Он внутри нас.

Нужно только настроить правильно свои чувства, очистить ум от внешней шелухи и житейской мудрости.
Тогда откроются двери вечности, и узрим Свет неприступный.
Здесь, на земле...

Зачем?

Все, что было некогда ценно и значительно, дробится простым и детским вопросом: зачем?
Зачем суетиться, надрывая силы и здоровье, чтобы возвысить себя в глазах других, чтобы стать богатым и знаменитым, чтобы тебя все уважали и ценили, почитали за большого деятеля и мудреца; чтобы идти по жизни чинно и важно, раздувая щеки и произнося глубокомысленные слова?

Зачем, если все равно в землю ляжем - нагими и одинокими, если душа не возьмет с собой ни домов, которые построим, ни дел, которые совершим, ни богатства, ни почестей людских, ни своих идей, как бы они не были высоки, ни даже своих любимых и родных?

Разве не довольно человеку малой хижины, куска хлеба и воды ключевой; простой одежды, улыбки ребенка, голоса возлюбленной?

Чем меньше душа привязана к вещественному и самому себе, тем жизнь свободней, легче, красивей; тем лучше видишь и понимаешь людей, тем чаще слышишь голос свыше.

Земная жизнь - это иллюзия: красота пожирается старостью, здоровье разрушается болезнями, чистота сердца тускнеет от грехов, ум тупеет в гордыне; и венец всему - смерть.

Но отчего-то мы душу свою губим ради этих зыбких миражей.
Зачем?..

На краю

Только человеку, стоящему на краю пропасти, открывается близость и реальность погибели.
Тому, кто идет по ровной тропинке под ласковым солнцем, это трудно понять.
Ему кажется, что путь будет долгим и беспечным; что над ним всегда будут петь птицы и шелестеть листва.

Ему нет нужды кричать: помоги! Спаси!..
И даже нет желания благодарить, потому что солнце, радость, покой даются даром, ни за что.

И только внезапный смерч беды или болезни открывает перед его взором бездну.
Тот, кто в двух шагах от погибели, больше всего жаждет чуда и спасения;и тот, кому не способен помочь ни один человек, находит веру и упование в Боге.
Это не значит, что мы должны стремиться к краю.

Просто нужно помнить всегда "как опасно ходим"; что погибель близко, но Господь еще ближе...
Он спасет...

4 месяца

Не укоряйте меня в нелюбви к жизни, но постарайтесь понять.
Жизнь там, где есть любовь, а сердце там, где наши возлюбленные.
Я люблю Бога и люблю сына, а потому душа моя день и ночь стремится туда, где они, желая прикоснуться к ним.
Жизнь земная потеряла для меня вкус и цвет, но я живу, что-то делаю, с улыбкой встречаю каждый Божий день и всякого человека.
Просто отсчет времени другой: раньше я жил от своего рождения, потом - от его, а теперь считаю время от того дня, когда он ушел.
И радуюсь: все меньше времени остается до нашей встречи!..

Да будет воля...

Никогда не нужно говорить себе, что жизнь плоха.
Эта молитва может быть услышана, и станет еще хуже, чем прежде.

Но утверждать, что все прекрасно, и что так будет всегда - это тоже заблуждение.
Беда рядом ходит, она любит расставлять сети для беспечных и счастливых; а оружие скорби стреляет внезапно, так что подраненная душа камнем падает на землю и не всегда спасается от гибели.

Как же быть?
Нужно всегда помнить слова молитвы Господней:"да будет воля Твоя..."

Необходимо научиться встречать не только радость с благодарением, но и несчастья, как бы ни было это трудно.
Человеку не дано знать, что ему на пользу, а что во вред.
Мы не знаем конца своего пути и своего предназначения, не понимаем для чего даются болезни и радости, а потому должны склонить свои головы перед премудрым Промыслом Божиим, принимая с миром в душе все, что бы ни происходило в нашей жизни.

Хотя это непросто...

Неведомое

Мы пытаемся примерить божественные истины к своему немощному уму, к своему опыту, житейским понятиям и человеческой мудрости.

Не сходится.
Это все равно что скроить себе одежду из всей существующей материи; одновременно увидеть своим взглядом прошлое, настоящее и будущее, понять и услышать всех людей, бывших прежде нас, живущих теперь и тех, кто будет в грядущем; прочитать все книги, изучить все науки и познать все художества; разгадать тайну рождения и смерти.

В руках человека - маленький фонарик, которым он освещает ограниченный клочок земли вокруг себя, а все остальное покрыто мраком непознаваемости.

И только тот, в ком воссияет источник божественного света, видит шире и дальше, но, конечно, не все.

Нам остается склонить колена перед величием Создателя и Управителя всего и просить не широты разума, а глубины сердца.
В нем почивает дух любви, который и есть ключ к познанию мира, человека, истины...

Гордость

Человек, не отсекший своей воли, всегда будет пребывать в состоянии волнения и тревоги.
Ум гордеца не находит себе покоя: ок, как голодный зверь, нападает на ВНЕШНИЕ знания, чтобы насытиться ими и через это утвердиться.
Но таким образом он все равно не получает самого главного - душевного мира.
Именно поэтому жизнь гордых людей беспокойна и мучительна.
Человек, не стяжавший смирения, не может заключить свой ум в слова молитвы: ему тесно в этих словах, ему хочется вырваться их них, как из темницы, на простор собственного воображения.

Не от мира

"Беседы с собственным сердцем" Митрополит Анастасий (Грибановский)

Есть особый род людей, которые с детства кажутся не от мира сего.
Они слишком светлы и чисты, чтобы долго задерживаться на земле и смешиваться с прахом.
Они проходят по ней, как некое видение, едва касаясь ее своими ногами, и в раннем возрасте уже отлетают в вечность, оставив по себе «раскаяние»,то есть общее сожаление.
О них говорит Соломон, что Бог восхищает их преждевременно из этого мира, дабы «злоба не изменила разума их или коварство не прельстило души их...
Достигнув совершенства в кортокое время, они исполнили долгие лета»

Правило святителя Николая Японского:

«Сначала полюби того, к кому ты обращаешься, потом вызови любовь к себе, и только потом что-то ему говори о Боге и Христе».

Не судите

Не судите строго злых - они не знают великую сладость доброты.

Не судите гордых и самонадеянных - их сердца пусты от благодати, они никогда не услышат голос небес, потому что в их ушах только свой голос.

Не судите жадных и завистливых - они уже здесь вкушают горечь бездны.

Не судите властолюбцев - им никогда неведома власть настоящей любви.

Не судите лжецов - ворота истины закрыты для них навечно.

Не судите проповедников цинизма и пошлости - они ползают по плоскости, считая мир двухмерным - без глубины и высоты.

Да, и вообще, никого не судите: тогда познаете легкость души и светлость взгляда...


Желание неба

Сила творческая в человеке велика. Жаль только, что мы используем ее малую часть.
Наши желания не распространяются дальше житейских целей: дом, семья, благополучие, удовольствия, профессия...
Но ведь были люди, которые желали достичь Царства Божия и достигали его.
Они бросали все, и презрев сытость и уют, уходили в пустыню, день и ночь проводили в молитвах; и потом тысячи людей стекались к ним, преображались вместе с ними, возделывая из пустыни дивный сад.
Другие отдавали себя без остатка служению людям, третьи возводили грандиозные храмы и города, четвертые шли на край земли, чтобы проповедовать живое Слово...

А мы унываем, бездействуем и боимся всего.
Все потому, что не чувствуем в себе животворящего Духа.
Головой-то все понимаем, а внутри - пусто. А что доброго может произвести пустоцвет?

Будем просить себе не ума и успеха в этой жизни, не здоровья и радости, а Духа Утешителя, Который из узников житейской безнадежности делает свободных граждан Отечества небесного...
Тогда изменятся наши чувства, мысли, желания.
Тогда узнаем, что значит: "желаю благ небесных"...

Оптический обман

Я заметила о себе вот что: соломинка в чужом глазу – это отражение бревна в моем.
Не знаю, как там с законами оптики – будет ли моё бревно, преломляясь в чужом глазу, казаться соломинкой, но психологически это так и получается.
Осуждать и обвинять других – это я запросто, но обвиняю–то я других людей в то же, чем и сама грешу, да еще с лихвой.

А ведь есть такие добрые люди, которые просто не способны заподозрить дурное в другом человеке – смотря другим людям в глаза, они видят только отраженный свет своих собственных глаз.

Свт. Николай Сербский

Будучи богат, думай, сможешь ли ты достойно переносить бедность.

Будучи счастлив, представляй, как с достоинством встретить несчастье.

Когда люди тебя хвалят, думай, сможешь ли достойно переносить поношения.

И всю жизнь думай, как достойно встретить смерть.

Помощь свыше

Мы хорошо видим в своей жизни скорбь и несчастья, а светлого и доброго почему-то часто не замечаем.
Сама жизнь - это уже великий дар, и солнце поутру, и теплый дождь, и голос ребенка, и улыбка матери.

А сколько светлого, приятного происходит каждый Божий день!
Мы считаем это нормальным, естественным; мы даже не думаем, что это дар свыше, а поэтому не благодарим.

Нам и тогда кажется, что мало получаем благодеяний, что все вокруг плохо.
Зато когда приходит настоящая беда, начинаем кричать о несправедливости, о жестокости судьбы.
Мы теряем веру в милосердие
Божие, утрачиваем смысл жизни, впадаем в безнадежность и отчаяние; говорим: никто не поможет нам!
Хотя в самый лютый час небеса посылают нам некое утешение, и показывают истинную суть вещей.
Это дорого стоит.

Будем же воспринимать все неприятности как неизбежность земного пути, и станем искать свет в каждом проявлении жизни.
Так глаза наша отвыкнут от тьмы и привыкнут к свету.
Да, узрим Свет Христов!..

Если бы...

Мысли часто крутятся вокруг одного:
если бы я не родился
или умер тогда;
остался в монастыре
или в Питере.
Если бы не встретил ту, от которой родился сын;
если бы он не поехал в Сибирь,
или вернулся домой вместе с сестрой...
Много "если", но все они глупы и бессмысленны, потому что это была бы не моя судьба, а другого человека.
Я не верю в рок или предопределенность. Человек может изменить свою судьбу, исправив свою жизнь и напрямую обращаясь к Богу.
Но есть вещи, которые мы не можем изменить, это то, что уже совершилось.
Нужно видеть во всем руку Божию и подчиниться силе Его. Необходимо понять, что это призыв к перемене, к иной жизни.
Все случайное и суетное стирается словно ржавчина; открывается суть и смысл всего.
Важно не потерять это чувство, а хранить его. Оно открывает дверь в спасение...

Остывшие сердца

Не горело ли сердце наше, когда душа впервые прикоснулась к свету Божественному?
Мир окрасился в яркие тона, любовь захватывала дух и распространялась на всех без исключения; вера была живой и несомненной, а молитва белой птицей взмывала ввысь, питаясь сладчайшими плодами из райского сада!

И где теперь все это?
В жизни серость и пустота, внутри раздражение с осуждением; светильник веры гаснет при малейшем дуновении скорбей или сомнений, от слов осталась только оболочка.

Мы, конечно, направляем стопы свои в храм, но это стало делом привычки, а не внутренней потребности. Мы больше смотрим по сторонам, замечая чужие недостатки и грехи, а своего окаянства не чувствуем и не видим.
Сердце остыло, но нужно верить, что не навсегда.
Вера не только от нас зависит, но и от Божественного произволения.
Бог иногда оставляет наше сердце, чтобы мы почувствовали в полной мере всю тяжесть безблагодатного одиночества на этой земле, чтобы всей своей сутью снова возжелали света небесного.

Нужно верить, терпеть и ждать.
Светильник сердца возгорится, как в наши первоначальные времена, и мы снова вкусим благодать.
Навсегда, на веки вечные...

Бердяев.

Менее всего допустимо для христианина внешнее отношение к важным и катастрофическим событиям жизни.
Когда человек переживает какое-нибудь несчастье, тяжелую болезнь, нужду, смерть близкого существа, то религиозное отношение к этим событиям исключает возможность видеть в них внешние случайности, несправедливость судьбы, механические удары извне.

В жизни нет ничего случайного и совершенно внешнего.
Все имеет смысл, все что-то значит, т.е. является знаком из иного мира.
Религиозно пережить какое-либо событие значит пережить его внутренний смысл, понять его изнутри, из глубины духовного опыта, пережить его как свою судьбу, как ниспосланное Промыслом Божиим.

Без заголовка

"Я помню, отец Софроний (прим. Сурожский) мне как-то сказал, что Церковь построена, словно пирамида, причем пирамида, стоящая вверх дном, стоящая на самом острие своей вершины.
И чем человек делается ближе к Богу, чем он хочет больше себя отдавать на служение другим, тем он должен сходить ниже и ниже, глубже и глубже в этой пирамиде, и в конечном итоге вершина этой опрокинутой пирамиды — Сам Христос, на Котором все покоится, вся тяжесть мироздания, вся тяжесть человеческой грешности, всё."

Дни отчаяния

Иногда наступают темные времена, когда в жизни нет ни крупицы радости, ни лучика света, ни капли утешения.
Тогда узнаешь явно, что значит ад; смерть не страшит, она становится желанной.
Но во аде нет надежды, а здесь, пока жив, она есть.
Поэтому живешь, взирая пустыми глазами на мир, вкушаешь пищу, не чувствуя вкуса; говоришь слова, теряя их смысл, улыбаешься всем механической улыбкой.

Неизвестно, сколько продлится это состояние.
Старец Силуан Афонский после того, как увидел сладчайший лик Христа, более четверти века пребывал в таком состоянии.
Но он терпел, верил, не ослабевал в молитве, и каменистая пустыня его души наводнилась преизбытком благодати, расцвела божественными цветами, благоухание которых радует нас и теперь...

"Держи ум свой во аде и не отчаивайся", - говорил он.
Раньше я не понимал этих слов, а теперь понимаю.
Тепло ценит не тот, кто постоянно живет в нем, а тот, кто умирал от холода и оказался в тепле;
вода желанна не тому, кто плавает по реке, а тому кто странствует в сухой пустыне;
цену любви знает утративший ее, а цену жизни, потерявший самое дорогое существо на свете.

Бог не оставляет человека погибнуть в беде, но сам человек, ослепнув от горя, перестает видеть божественный свет.

Прикоснись, Боже, к сердечным мои глазам, и даруй мне прозрение!..

Отдай все

Хочешь радоваться - принеси радость другим; желаешь утешения - утешь плачущего;
думаешь жить всегда в любви - не требуй ее от других, но дари ее от всего сердца окружающим.

Счастье - это когда отдаешь последнее, а не когда приобретаешь сверх нужды.
Душа сытая и довольная камнем тянет вниз, а сердце щедрое, отдающее - всегда легко, день и ночь наполнено духовной сладостью.

Бог дает нам дары, чтобы мы давали даром, не требуя ничего взамен.
Мне кажется, в этом смысл христианской жизни...

Тяготы других

Вот закон: когда на сердце тяжело и жить, кажется, невыносимо, не нужно замыкаться в несении только собственной боли, нужно взять на себя бремя других, еще более страдающих, чем ты.
Тогда Бог даст тебе силы и вернет утраченный смысл.

Как понять, во благо ли мысль?

После помыслов от сопротивных душа смущена, то есть тотчас возбуждается страстями - яростью, похотью и так далее; гордыней или высокомерием, или тщеславием.
Но после помыслов от ангелов на долгое время приобретает душа неизреченный мир, тишину и великое смирение.

Авва Евагрий Понтийский († 406).


Что – от благодати, в том есть радость, есть мир, есть любовь, есть истина.
Сама же истина побуждает человека искать истины.
Всякий же вид греха исполнен смятения; в нем любви и радости пред Богом.

Преподобный Макарий Великий (IV век).

Когда заметишь, что помысл обещает тебе человеческую славу, знай наверно, что он готовит тебе пристыжение.

Преподобный Марк Подвижник (IV-V вв.)


Ложные мысли в вере тотчас сами себя обличают, убивают сердечную жизнь - знак, что они происходят от лжеца, мечтателя, имущего державу смерти - дьявола.

Господь входит в душу миром (мир вам) (Лк. 24, 36), дьявол – тяжелым, убивающим душу смущением.

Разумей: если ты от какого-либо движения сердечного испытываешь тотчас смущение, стеснение духа, то это уже не свыше, а с противоположной стороны – от злого духа.

Праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908).


Знай, что действия благодати явны и демон хотя видоизменяется, но не может возбудить ни кротости, ни приветливости, ни смирения, ни ненависти к миру, ни прекращения плотских наслаждений и страстей, что составляет действие благодати.
Бесовские же действия таковы: гордость, высокоумие, устрашение и всякое зло.
По данным действиям и можно распознать, от Бога ли свет, воссиявший в твоей душе, или от сатаны.

Преподобный Григорий Синаит (XIV век).


Если примечаем в помысле хотя малейшее смущение, не должно делать по его внушению.

Преподобные Варсонофий Великий и Иоанн (VI век).


Есть действие от крови, кажущееся для неопытных действием благим, духовным, а оно не благое и не духовное, оно из падшего естества нашего и познается по тому, что порывисто, горячо нарушает мир в себе и ближних. Действие духовное рождается из мира и рождает мир.

При всех многообразных бесовских бранях ощущение смущения служит всегда верным признаком приближения падших духов, хотя бы производимое ими действие имело вид праведности.

Святая истина извещается сердцу тишиною, спокойствием, ясностью, миром, расположением к покаянию, к углублению в себя, к безнадежию на себя, к утешительной надежде на Бога. Ложь, хотя бы и облеклась в личину добра, познается по производимому ею смущению, мраку, неопределительности, переменчивости, развлечению, мечтательности...

Святитель Игнатий (Брянчанинов) (1807-1867).


Надо нам с вами всем помнить, что в душе светлой и чистой даже одна какая-нибудь брошенная от диавола мысль тотчас произведет смущение, тяжесть и сердечную боль, в душе же, омраченной грехом, еще темной и оскверненной, даже само присутствие вражье будет неприметно.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) (1910-2006).


Покров

Исцели мои раны, ослабь мою боль, разбей камень скорби в моем сердце!
Дай силы, чтобы идти по жизни прямо, не согнувшись; дай зрение, чтобы видеть радость и свет; изведи меня из темницы горя и отчаяния!
Ты Сама стояла при Кресте Сына Твоего, и оружие острым ножом пронизало Твою душу;
дай терпения и веры, чтобы пережить этот ад и хотя бы краем глаза увидеть сладчайший свет Воскресения!
Видишь, птицы улетают на юг, чтобы вернуться домой; а душа моя рвется в небесные обители -
туда, где Сын Твой и сын мой.
Отныне - там дом мой и сад мой, а здесь - страна изгнания, юдоль плача и сетования.
Белый снег покрывает безобразие осенней земли; Ты покрой меня белоснежным Твоим омофором!

Обвяжи мои раны...
Сокруши мою скорбь...
Направи стопы мои на путь правды...

Жизнь и молитва — одно. Митрополит Антоний Сурожский.

Жизнь и молитва совершенно нераздельны.
Жизнь без молитвы — это жизнь, в которой отсутствует важнейшее ее измерение, это жизнь «в плоскости», без глубины, жизнь в двух измерениях пространства и времени,
это жизнь, довольствующаяся видимым, довольствующаяся нашим ближним,
но ближним как явлением в физическом плане, ближним, в котором мы не обнаруживаем всей безмерности и вечности его судьбы.

Значение молитвы состоит в том, чтобы раскрывать и утверждать самой жизнью тот факт,
что все имеет меру вечности и все имеет измерение безмерности.

Мир, в котором мы живем, — не безбожный мир: его профанируем мы сами,
но в существе своем он вышел из рук Божиих, он любим Богом.
Цена его в глазах Божиих — это жизнь и смерть Его Единородного Сына, и молитва свидетельствует,
что мы знаем это — знаем, что каждый человек и каждая вещь вокруг нас священны в очах Божиих:
любимые Им, они становятся дороги и для нас.

Не молиться — значит оставлять Бога за пределами всего существующего,
и не только Его, но и все, что Он значит для созданного Им мира, того мира, в котором мы живем.

Нам часто кажется, что трудно согласовать жизнь и молитву.
Это заблуждение, совершеннейшее заблуждение.
Происходит оно оттого, что у нас ложное представление и о жизни, и о молитве.
Мы воображаем, будто жизнь состоит в том, чтобы суетиться, а молитва — в том, чтобы куда-то уединиться и забыть все и о ближнем, и о нашем человеческом положении.
И это неверно.
Это клевета на жизнь и клевета на самую молитву.

Чтобы научиться молитве, надо прежде всего сделаться солидарным со всей реальностью человека,
всей реальностью его судьбы и судьбы всего мира: до конца принять ее на себя.
В этом — сущность акта, совершенного Богом в Воплощении.
В этом вся полнота того, что мы называем предстательством.
Обычно мы воспринимаем молитвенное предстательство как вежливое напоминание Богу о том, что Он забыл сделать.

В действительности же оно заключается в том, чтобы сделать шаг, ставящий нас в самый центр трагической ситуации, шаг, подобный шагу Христа, Который сделался человеком раз и навсегда.
Мы должны сделать шаг, который поставит нас в центр ситуации, откуда никогда больше мы не сможем выйти; солидарность христианская, Христова направлена одновременно к двум противоположным полюсам: воплотившийся Христос, истинный человек и истинный Бог, до конца солидарен с человеком, когда человек в своем грехе обращается к Богу, и до конца солидарен с Богом, когда Он обращается к человеку.
Эта двойная солидарность делает нас в каком-то смысле чуждыми обоим лагерям и в то же время едиными с обоими лагерями.
В этом основа положения христианина.

Вы скажете: «Что же делать?»
Так вот, молитва рождается из двух источников: либо это наше восторженное изумление перед Богом и делами Божиими — нашим ближним и окружающим нас миром, несмотря на его тени, либо это чувство трагичности — нашей и особенно чужой.

Бердяев сказал: «Когда я голоден, это явление физическое; когда голоден мой сосед, это явление нравственное».
И вот трагичность, которая предстает перед нами в каждое мгновение: мой сосед всегда голоден, это не всегда голод по хлебу, иногда это голод по человеческому жесту, ласковому взгляду.
Здесь-то и начинается молитва — в этой отзывчивости на изумительное и на трагичное.
Пока есть эта отзывчивость, все легко: в восторге нам легко молиться и легко молиться, когда нас пронзает чувство трагизма.

Ну а в другое время?
Так вот, и в другое время молитва и жизнь должны быть одно.
У меня нет времени говорить об этом много, но я хотел бы просто сказать вот что: встаньте утром, поставьте себя перед Богом и скажите:

«Господи, благослови меня и благослови этот начинающийся день»,
а потом относитесь ко всему этому дню как к дару Божию и смотрите на себя как на посланца Божия в этом неизвестном, что представляет собой начинающийся день.

Это означает попросту нечто очень трудное, а именно: что бы ни случилось за этот день —
ничто не чуждо воле Божией, все без исключения — обстоятельства,
в которые Господь вас пожелал поставить, чтобы вы были Его присутствием, Его любовью,
Его состраданием, Его творческим разумом, Его мужеством.

И кроме того, всякий раз, когда вы встречаетесь с той или иной ситуацией,
вы — тот, кого Бог туда поставил, чтобы нести служение христианина, быть частицей Тела Христова и действием Божиим.
Если вы будете так поступать, то легко увидите, что в каждое мгновение вам придется поворачиваться к Богу и говорить:
«Господи, просвети мой ум, укрепи и направь мою волю, дай мне сердце пламенное, помоги мне!»
В другие моменты вы сможете сказать: «Господи, спасибо!»
И если вы разумны и умеете благодарить, вы избежите глупости, которая называется тщеславием или гордостью, состоящей в том, что мы воображаем, будто совершили что-то, чего могли бы и не делать.
Это сделал Бог.
Бог подарил нам замечательную возможность сделать это.
И когда вечером вы снова станете перед Богом и быстро переберете в памяти прошедший день,
вы сможете восхвалять Бога, славить Его, благодарить Его, плакать о других и плакать о себе.

Если вы начнете таким образом соединять жизнь с вашей молитвой, между ними никогда
не будет разрыва и жизнь станет горючим, питающим в каждое мгновение огонь,
который будет разгораться все больше и становиться все ярче и преобразит постепенно вас самих
в ту горящую купину, о которой говорит Писание (Исх 3:2).


Всех и вся

Нет заповеди любить только тех, кто нам близок и нравится; понимать тех, кто думает также как мы;
сочувствовать тем, кто приятен,- но есть заповедь: возлюби врага.
Без всяких исключений и оговорок.

Митрополит Антоний Сурожский рассказывал такую историю: когда он приехал молодым священником из Парижа в Лондон, то встретил одного прихожанина из среды русских эмигрантов, который был ему неприятен до отвращения.
По долгу службы он вынужден был с ним общаться, принимать у него исповедь,
но неприязнь с годами не проходила, а только усиливалась.
Много молился владыка Антоний, много слез пролил перед Богом,
чтобы избавиться от этого наваждения, но это случилось только после 18 лет!
Чувство облегчения было потрясающим, как будто ходил человек много лет с тяжелым хомутом на шее, и вот освободился и выпрямился...

Не оглядывайся

Мы боимся осуждения или того, что скажут о нас люди.
Мы постоянно озираемся по сторонам, замечая, кто как живет и выглядит, что делает и говорит.
Мы все время сравниваем себя с другими, завидуем, осуждаем, раздражаемся, ропщем;
стараемся плыть по течению и не выделяться из среды, чтобы не приняли нас за белых ворон и не оставили в одиночестве.
Мы смеемся со всеми, когда душа плачет; кричим, когда хочется молчать; глумимся над высокими чувствами и словами, когда сердце только их и жаждет, и преклоняемся перед низостью, потому что это выгодно, хоть и муторно ...
Так скоро мы теряем себя и начинаем смотреть на мир чужими глазами, думать чужими мыслями, произносить чужие слова.
Мы как бы растворяемся в мутном потоке жизни и перестаем существовать как самобытная, неповторимая личность.

Наверное, так удобнее и проще.
Не нужно задавать себе неприятных вопросов и мучительно искать ответ; не обязательно думать о смысле жизни, добиваться любви и хранить ее...

И все же драгоценнее свой путь, свое призвание.
Каждому предначертана своя судьба и нужно твердо ее держаться, как бы трудно ни было, не оглядываясь и не подстраиваясь под общий шаг.
А правильно ли ты жил и шел - судить не людям, а Единому Бессмертному.
Рано или поздно все к Нему придем...

Другого пути нет

Нет иного пути к Богу, кроме святости; святости не достичь без любви и смирения; а любви не может быть без самоотвержения.
Многие говорят, что святость - это удел избранных, тех, кто жил прежде нас, что мы - слабые, больные, безвольные, беспомощные и ни на что не годные.
Но это не так.
Христос тот же - вчера, сегодня и до скончания века, а душа рождается и живет в вечности, хоть и заключена в телесный наш дом.
Просто мы слишком привязаны к своей плоти и к тому, что подвержено тлению. В нас мало мужества и дерзновения.
Нужно по возможности освободиться от житейских уз, от того, что проходит и исчезает; прилепиться к живому Слову, и идти твердо по стезям заповедей в обители вечные.
Дай Бог нам решимости!..

Легкое бремя

Любить приятнее, чем ненавидеть;
носить в душе своей мир лучше, чем постоянно раздражаться,
завидовать и обижаться;
жизнь скромная свободней, чем стяжательство и богатство;
делать добрые дела легче и радостней, чем кому-то вредить и пакостить;
красота помыслов и поступков возвышенней, чем повседневные грубость и хамство;
слова чистые полезней для сердца, чем гнилые и бранные...

Так отчего мы отвергаем легкость пути духовного и выбираем тяжкое бремя греха?..

Гордость нищеты

Когда имеешь некий дар от Бога, то не гордишься им, потому что знаешь, что это не от твоего ума или сердца исходит, а откуда-то свыше.
Тогда скрываешь в себе дар, как великое сокровище, бежишь от рукоплесканий площади и от шума толпы, погружаешься в уединение и молчание.

Бахвальство и самонадеянность - это удел нищих.
Когда душа пуста от благодати, тогда возносится в себе человек, почитает себя центром вселенной; тогда готов он на все, лишь бы его услышали и заплатили.

Он словно бомж, сидящий на людном перекрестке, гордо выставляет напоказ свои зловонные язвы, не в ожидании сочувствия или участия, а ради выгоды и звона монет.
И не важно - бродяга ты или богач на лимузине, невежда или высокоумный мудрец.
Все нищие, не имеющие духа в себе.

Дай, Боже, нам во тьме сидящим, хотя бы лучик Света Твоего!..

Не понять

Нам никогда до конца не понять друг друга, потому что у каждого свой мир, свой опыт, и всякая душа как бронью одета своей самостью.
Мы можем судить человека по поступкам, словам, по внешности, но мало кто видит его внутреннюю суть.

Для того, чтобы понять, нужно любить другого больше, чем себя, раствориться в нем всецело, а кто так может?
Чтобы услышать ближнего, необходимо отвлечься от шума собственных мыслей, переживаний и мнений, забыть свою боль или беду, но и это невозможно.
Мы живем в одной стране, ходим по одним улицам, говорим одни и те же слова, но при этом не слышим и не понимаем друг друга, словно чужеземцы или инопланетяне.
Нет человечества, соединенного узами Божественной любви, но есть множество одиночеств, заключенных в склепы собственных жизней.

Можно спросить: а зачем понимать и слышать?
Нужно жить собой и в себе. Какое дело нам до других и до всеобщей любви?
Главное, чтобы мне было приятно и комфортно.

Но это - путь к самоистреблению. Душа не может быть одинока, она не может существовать без любви.
Тогда она засыхает, как проклятая смоковница.

Путь к другому - это всегда путь от себя.
Чем меньше мы зацикливаемся на своих мыслях, скорбях и проблемах, тем больше исцеляемся от черствости и глухоты, тем больше понимаем и слышим.

А если мы услышим и поможем другому, то нас услышит и нам поможет Господь...

Наоборот

Один монах-простец сказал мне в свое время:
"Чтобы угодить Богу, делай не то, что тебе хочется, а все наоборот: хочется выпить - не пей, хочется закурить - не кури, соблазняет красота женщины - гони соблазн, хочется разбогатеть - садись на воду и хлеб, хочется ответить обидчику - не отвечай, хочется поговорить и поспорить - молчи и не спорь.

И помыслам своим не верь: приходит мысль, что ты умен и талантлив - не верь, кажется, что человек перед тобой плох - не верь, думается, что все напрасно и спасения нет - отрежь решительно эту мысль.

Делай же то, что трудно: лень молиться - бей поклоны, одолевает сон - бодрствуй, трудно расстаться с какой-то вещью - отдай последнее..."

Что-то есть в этой незатейливой мудрости. Надо попробовать...

Все впереди

Мы идем по жизни неправильно, вывернув голову назад.
Вспоминаем прошедшие дни, когда мы были молоды, здоровы, любимы; когда в окна по утрам заглядывало солнце счастья, и в глазах сына искрилась радость, вызывая в сердце ответную теплую волну.
Мы не в состоянии смотреть себе под ноги сейчас.
Путь наш темный, скользкий, каменистый; мы все время спотыкаемся и больно падаем.
Поэтому и кажется, что все лучшее позади, что настоящая жизнь в прошлом, а впереди только холод и пустота. Но это, конечно, не так.

Никто не видит своего завтрашнего дня, но все-таки он должен смотреть вперед, даже если точно знает, что осталось идти пару шагов.
Мы движемся по жизни верой, а не ведением.
Мы верим, что вперди ждет нас сладчайший свет и неизбежная встреча с теми, с кем разлучила эта жизнь. Мы верим, что душа, томящаяся здесь в темнице тела, освободится от уныния, болезней, житейских скорбей и бед; и улетит туда, где нет смерти, печали и воздыхания.

Нужно только отвлечься от того, что навсегда ушло, чего никогда не вернуть, и жить не разлукой, а будущей встречей.
А прошлое никуда не денется.
Оно всегда с тобой, всегда внутри: в твоем сердце и твоей памяти...

Крест

Мы несем по жизни крест, скорби душевные и болезни телесные, изнемогая и падая; мы надеемся водрузить его на вершине холма, как знамение победы над тьмой и безнадежностью, но часто забываем, что на этом кресте нам нужно еще повисеть, вкусить свою долю желчи, насмешек и уксуса.
И нет возможности сойти с него, потому что (так написал одному монаху о. Софроний Сахаров) "с креста не сходят, с креста - снимают".

С днем Воздвижения Креста Господня поздравляю всех!
Желаю мужества, крепости и терпения.

Время любви

У настоящей любви нет прошедшего времени, потому что любовь - это не просто встреча двух сердец, а состояние души.
Человеку любящему по большому счету не так важно: рядом возлюбленный или далече, жив он или перешел в иной мир.
Сила любви воскрешает любимые черты до самых мелких подробностей; человек слышит родной голос, пальцами чувствует тепло его рук.
Сердечная связь никогда не прерывается, и душа всегда прикасается к душе.
Это не болезнь и не отречение от земной жизни.

Любовь, если живет она в сердце человека, не может не замечать красоты окружающего мира, не может безучастно смотреть на живущих окрест.
Она всему сочувствует и сопереживает, старается утешить и помочь.
Она - предчувствие и образ жизни будущего века, где нет прошедшего времени, нет утраты и разлуки.
Храните в сердечном своем светильнике этот дивный огонь...

Не бойся

Не бойся, когда обрушится на тебя беда и пронзит душу скорбь, потому что страдания - это ключ, которым открывается дверь в Царство настоящей радости.

Не бойся боли, какой бы сильной она не была, поскольку боль - это признак живой души; она очищает сердце от грязи и ржавчины и позволяет видеть всемилостивого Бога.

Не бойся одиночества и оставленности, ибо в такие часы ангелы сходят с небес и касаются души твоей своими легкими крылами, и ты познаешь общение с горним миром, которое во сто крат теплее и приятнее, чем общение человеческое.

Не бойся бедности и нужды, потому что тогда душа твоя начинает собирать богатство духовное, непреходящее; так что когда вернется к тебе внешнее благополучие, ты будешь почитать его за тлен, никакие хоромы и яства не утолят твоего внутреннего голода.

Не бойся злобы и обид, которые тебе наносят окружающие; переправляй их на собственные недостатки и грехи. Так скоро ты познаешь радость неосуждения и поймешь, почему Спаситель заповедал нам любить врагов наших и благословлять ненавидящих нас.

Не бойся смерти; как бы мучительна она не была - это все же миг по сравнению с вечной жизнью; старайся только освободить душу свою от житейских тяжестей, чтобы взлетела она как птица в свои горние обители и прославила Создателя своего за все, что Он дал тебе в земном пути.

У сына

Сегодня целый день провели у сына.
Спели литию, посадили еще цветов, а потом долго сидели рядом, прислушиваясь к тишине.
Время от времени над головой взлетали и садились самолеты, а в голове почему-то крутились строки:"Перепечино, Перепечино, ты печатью печали отмечено, на иголках сосны - капли слез..."

Печаль была, но она была удивительно светлой и спокойной, как и этот день, а слезы проясняли душевные очи.
Солнце щедро дарило последнее свое тепло; и от земли шли теплые и чистые потоки, так что не хотелось никуда уходить.
Так было на могиле старца Серафима (Тяпочкина) в Ракитном.
Зерно упало в землю, а проросло в вечность.
Маленький росток этой вечности пробился и в наши сердца, и мы еще больше чувствуем вкус иной, небесной жизни.
Путы здешнего мира ослабли: мало что радует и утешает; зато теперь можно вместе с Давидом сказать: "Коль сладки гортани моему словеса поучений Твоих!"
Я много лет был чтецом и канонархом в церкви, но только теперь открываю истинную и живую суть божественных писаний.
И помогли в этом не мой опыт и святые старцы, которым я внимал с благоговением, а маленький мальчик, сын, в одно мгновение пробивший непроницаемую стену между временем и вечностью, и приобщивший нас к великой тайне подлинной, а не иллюзорной, жизни.
И мы тянем блеклые и хилые лепестки своей души туда, откуда свет и тепло, откуда любовь и бессмертие. Дай Бог, нам сил и терпения в нашем трудном пути!..

Вопреки всему

Все христианские праздники отчего-то с привкусом грусти.
Даже пасхальная радость прерывается минорным "Плотию уснув", да и память святых - это не день их рождения, а день смерти.
Вот и сегодняшнее событие, казалось, должно быть без примеси тени, потому что рождается Чистейший Плод благочестивого дерева, но и сейчас почему-то вспоминается, что довелось пережить Ее престарелым родителям - Иоакиму и Анне, которые много лет терпели усмешки и презрение окружающих, потому что бесплодие по иудейским меркам считалось проклятием Божиим.
Они терпели, смирялись и верили. Они дали слово, что рожденное ими посвятят Богу. Они дождались.
Три года наслаждались своим материнством и отцовством, а потом по своему обещанию отвели Марию в Храм Господень и оставили ее там, чтобы никогда уже не увидеть.
Они знали о разлуке, когда держали на руках новорожденное Сокровище, и все же радовались вопреки всему. Радуемся и мы, невзирая на горечь потери, потому что Дева Мария родила нам Надежду в этом море безнадежности, Свет среди бездонной мглы мира. Сегодня Она рождается Сама, вопреки дыханию увядания и осени...

Всех вас поздравляю со светлым праздником Рождества Богородицы!

Иерархия доброты

Мы живем в мире сравнений, уровней, статусов..
Рейтинги, субординация, иерархия.
А для меня существует только одна иерархия- иерархия доброты.
Чем добрее человек, тем он выше для меня, тем святее что ли..

Для меня это пока недостижимые высоты. Принуждение к доброте..
Я такая логичная, правильная, самодостаточная.. Я не добрая, а справедливая.
И нет ничего хуже этого.
Так и вижу, как моя стальная конструкция просвечивает через плоть- все четко, ясно, целесообразно.

А доброта вне логики этого мира.. Она не подчиняется законам земли, но следует закону Неба.
Добрый человек он Оттуда- и поэтому кажется что он слаб, может быть смешон, неуверен в себе.
Добрый человек не боится зависеть от других, потому что понимает- это неизбежно.

Мне этого пока не понять. Я только пытаюсь быть доброй.

На развалинах жизни

Море, конечно, прекрасно и в штиль, и в шторм; скалы крымские вызывают восторг в душе, а солнце и тепло исцеляют телесные болячки, но все же самое сильное впечатление осталось от Херсонеса.
Два дня бродили мы среди величественных развалин; перед глазами вырастал дивный город из белого камня с театрами и базиликами, с дворцами вельмож и мастерскими ремесленников.
К причалу день и ночь подходили корабли под парусами, люди торговали и строили, рождались и умирали, любили и ссорились, сочиняли музыку и возносили свои молитвы.
И что осталось от этого? - лишь камни поросшие жухлой травой, да море с бесконечно набегающими и отступающими волнами.
Волны времени смывают с лица земли дела рук человеческих и самих людей; исчезают без следа великие народы и цивилизации.

А что остается?
Вот место, где была купель, в которой крестился князь Владимир.
Это был очень сложный и порой жестокий человек, не пощадивший брата своего Ярополка.
О жизни его остались только осколки противоречащих друг другу легенд.

А вера осталась, остался свет, который до сего дня спасает живущих во мгле страстей и отчаяния.

А еще осталась любовь, которая не перестанет и тогда, когда языки умолкнут, и звезды погаснут, и пророчества прекратятся.
За нее и держимся, ею живем...

О любви

Любовь земная привязана к плоти.
Она невозможна без прикосновений, запахов, видимых образов.
Она не терпит расставания, она эгоистична и очень ревнива.
Но скажите, исчезает ли любовь в сердце воина, который идет на войну, чтобы защитить мир своей возлюбленной?
Эта любовь светится в его последнем взгляде, когда он лежит сраженный на поле брани; она подраненной птицей бьется в сердце жены, когда приносят весть о гибели мужа; она, конечно, не перестает и не умирает, хотя глаза не видят любимого лица, уши не слышат родного голоса.

Любовь, если она настоящая, существует как бы вне нас.
Это дар неба человеку, потерявшему рай, как некий залог будущей вечной жизни.
Любовь хранит в своей памяти все мелочи, все подробности утраченного счастья, и человек, переживший первую горечь и боль, по-своему счастлив.
Все суетное и пустое сжигается в огне горя, и с каждым днем любимый образ становится все ярче и чище, словно икона, очищенная от копоти и грязи, и в нем ясно проступают божественные черты.

Любовь земная - это только отблеск любви небесной, как эта жизнь - жалкое подобие жизни будущего века.
Человеку нужно усилие, чтобы оторваться от земли и увидеть небесное, и еще большее усилие, чтобы сохранить это видение.
Впрочем, без божественной помощи невозможно ни первое, ни второе...

Разговор души с Богом

Господи, вот я пришла к Тебе. Я почти ничего не понимаю, не знаю, не умею…
Как мне исполнить волю Твою и ходить путями Твоими?

Все время пребывай во Мне.
И пусть между нами не будет ничего лишнего. Только Я и ты.

Господи, я каждый день тружусь над собой и своим отношением к ближним,
стараюсь любить их. Но, как бы я ни старалась, у меня такое чувство, что от меня
ничего не зависит и все бесполезно. Как мне научиться любить?

Не трудись «от себя».
Приходи ко Мне и предоставь это Мне. И не будет ничего лишнего. Только Я и ты.

Случилось. Прибило. Лежу. Оглохшая, онемевшая, ослепшая, бесчувственная ко всему.
Кажется, я уже умерла. Господи, как пережить эту невыносимую боль?

Открой глаза и посмотри на того, кто лежит рядом. Его боль не меньше.
Подай ему свою руку. И потихоньку помогите встать друг другу.
А потом приходи ко Мне и вложи руки в Мои раны.
В Моей любви ты поймешь смысл и временность твоей боли.
И не будет ничего лишнего. Только Я и ты.

Господи, я так люблю Тебя! И так хочу служить Тебе – всеми дарами, которые Ты мне дал!
Почему же Ты даешь мне так мало возможностей, ведь Ты видишь, сколько у меня планов,
желаний и сил для Тебя?


Главный твой труд – уповать на Меня, любить и хранить себя неоскверненной от мира.
И помнить и ценить то, что меньший в Царствии Божьем больше величайшего из пророков
на земле. Поэтому приходи ко Мне. И не будет ничего лишнего. Только Я и ты.

Господи, прости! Я пришла к Тебе. И жду перемен… Когда же из моего чрева потекут
реки воды живой? Когда мои ближние увидят во мне – Тебя? Когда Ты начнешь
действовать через меня во всей своей силе?

Оставь СВОИ мысли и ожидания. И прими Мои мысли и пути. Жди в смирении.
И приходи ко Мне. И не будет ничего лишнего. Только Я и ты.

Господи, как мне победить свою плоть с ее страстями? Как ни стараюсь, доброго,
которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю...

Живи не умом, а духом. И пребудь во Мне, и распни плоть со страстями и похотями.
И помни - эта брань не против крови и плоти, но против духов злобы поднебесной.
И приходи ко Мне. И не будет ничего лишнего. Только Я и ты.


Господи, сколько же в мире несправедливости и зла... Гибнут чистые и любящие люди,
а их обидчики остаются безнаказанными. Почему Ты не предотвратишь это, Господи,
почему не защитишь их?

Моя любовь все покрывает, поэтому Я умер за всех и всех простил, и каждому дал шанс
покаяться и придти ко Мне. Приходи ко Мне и пребудь в любви Моей, и в тебе и через
тебя она тоже покроет все. И не будет ничего лишнего. Только Я и ты.

Господи, мне так много хочется сделать для ближних, так много им дать, рассказать о
Тебе – и словами, и жизнью. Но они не хотят, им не нужны мои дары! Зачем же тогда
мне все это, если я не могу принести плодов?

Учись любить , даже тогда, когда кажется, что это никому не нужно. Моя жертва тоже
напрасна для многих. И помни – главные плоды это - любовь, радость, мир,
долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. 
И приходи ко Мне. И не будет ничего лишнего. Только Я и ты.

Господи, мне так тяжело жить между небом и землей – только я прилепляюсь к чему-то
земному, как Ты выбиваешь почву у меня из-под ног. Сначала мне больно, но потом я
благодарю и благодарю. Но только возношусь к небесам, как земное настойчиво требует
от меня исполнения каждодневных обязанностей…

А ты не бегай от неба к земле и обратно.
Ты приходи ко Мне. И следи, чтобы между нами не было ничего лишнего. Только Я и ты.

Господи, вокруг столько страданий и потерь, а Ты дал мне столько счастья и полноты!
Я так благодарна Тебе, но ничем это не заслужила...

Цени и принимай, не оценивая и обсуждая, то, что Я тебе дал.
И приходи ко Мне – и в горе, и в радости, и в нужде, и в достатке.
И не будет ничего лишнего. Только Я и ты.

Господи, в Тебе – моя жизнь. Я так жажду, чтобы Ты забрал меня к Себе!
Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце мое и плоть моя
восторгаются к Богу живому.

Теперь, когда ты так жаждешь, ты нужна Мне на земле, чтобы через тебя
возжаждали многие. Чтобы твои несказанные слова, несделанные дела
не стояли между нами. Когда исполнишь все, что должна, приходи ко Мне,
и Я заберу тебя к Себе.

И не будет ничего лишнего. Только Я и ты. 


Добавить комментарий:
Ваше имя *:

Ваш комментарий:



Введите число на картинке(защита от спама): 

Внимание! Тексты, содержащие ссылки сохранены не будут!


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Владимир Трубинов. Сердце сокрушенно (ч.2) | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009-2019 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 13