Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. (044) 451-07-41
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Статьи >> Евангельские притчи >> Притча о работниках в винограднике. Богословское толкование

Притча о работниках в винограднике. Богословское толкование

Притча о работниках на винограднике. Саломон Конинк
Притча о работниках на винограднике. Саломон Конинк (id=113, №=198 1 )


Читайте также:
Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано по утру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой; вышел около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам.
Они пошли.
Опять, вышел около шестого и девятого часа, сделал то же.
Наконец, вышел около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно?
Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите.

Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых.
И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию.
Пришедшие же первыми думали, что они получат больше; но получили и они по динарию; получивши стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной.

Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною?
Возьми свое, и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу?
Или глаз твой завистлив от того, что я добр?
Так будут последние первыми и первые последними; ибо много званных, а мало избранных.

Святитель Феофилакт Болгарский:

Царство Небесное есть Христос. Он уподобляется человеку, потому что принял наш образ.
Он домовладыка, так как господствует над домом, то есть церковью.
Сей-то Христос исшел из недр Отца и нанимает работников в виноградник, то есть для изучения Писаний и исполнения заповедей, содержащихся там.
Можно и так понимать: Он нанимает всякого человека возделывать виноградник, то есть совершенствовать во благом собственную душу.

Он нанимает одного утром, то есть в детском возрасте, другого - около третьего часа, то есть в отроческом возрасте, иного около шестого и девятого часа, на двадцать пятом или тридцатом году, вообще, в мужском возрасте, и около одиннадцатого часа - старцев, ибо многие уверовали, будучи уже старцами.

Или иначе: под днем разумеется настоящий век, ибо в течение его мы работаем, как в течение дня.
В первом часу дня Господь призвал Эноха, Ноя и их современников, в третьем - Авраама, в шестом - Моисея и живших вместе с ним, в девятом - пророков, а в одиннадцатом, под конец веков, - язычников, у которых не было ни одного доброго дела: их "никто не нанимал", то есть ни один пророк не был послан к язычникам.

Вечер есть кончина века; при кончине все получают по динарию;
динарий - это благодать Святого Духа, которая преобразует человека по образу Божию, делает его причастником Божеского естества.
Более понесли труда жившие до пришествия Христова, так как тогда еще не была разрушена смерть, не был сокрушен дьявол, и был жив грех.
Мы же, благодатью Христовой оправдавшись в крещении, получаем силу побеждать своего врага, уже прежде низложенного и умерщвленного Христом.
По первому толкованию, те, которые в юности уверовали, несут более труда, чем пришедшие ко Христу в старости.
Юноша переносит "тяготу" гнева и зной похоти, а старик спокоен от этого.
Тем не менее, все сподобляются одинакового дара Святого Духа.

Притча научает нас, что можно и в старости чрез покаяние получить Царство Небесное, ибо старость и обозначается одиннадцатым часом.
Но, согласно притче, не будут ли святые завидовать получившим равные с ними награды? Никоим образом.
Здесь показывается только то, что блага, уготованные праведным, так обильны и высоки, что могли бы возбудить зависть. [1]


Святитель Иоанн Златоуст:

Виноградом называются в ней повеления и заповеди Божьи,
временем делания – настоящая жизнь,
а делателями – те, которые различным образом призываются к исполнению заповедей Божьих;
утро же, третий, шестой, девятый и одиннадцатый час – означают различные возрасты пришедших и получивших одобрение за труды свои.

Но главное дело состоит в том: те первые, которые столько прославились и угодили Богу и весь день с особенной ревностью провели в трудах, не заражены ли сильнейшей страстью злобы, завистью и недоброжелательством?
Видя, что и пришедшие после них получили такую же награду, они говорили: «эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной».
Так они, не потерпев никакого убытка и получив сполна свою награду, досадовали и негодовали на то, что другие пользуются благами, – а это происходило от зависти и недоброжелательства.
Но что всего важнее, сам Домовладыка, защищая тех и оправдывая свой поступок перед человеком, говорившим ему, обвиняет его в злобе и крайней зависти, говоря: «не за динарий ли ты договорился со мной? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; или глаз твой завистлив от того, что я добр?»

Итак, чему учат нас такие притчи? Не в этой только, но и в других притчах то же можно видеть.
Так, например, и добрый сын впал в такую же душевную болезнь, когда увидел, что блудный брат его удостоился великой чести, и даже большей, нежели он.
Как последним делателям винограда большая честь была оказана тем, что они первые получили награду, так и блудному сыну обилием даров сделано было предпочтение, о чем свидетельствует сам добрый сын.

Что же следует сказать? То, что в Царстве Небесном нет ни одного человека, который бы производил такие споры и жалобы, и быть не может, потому что там нет места ни зависти, ни недоброжелательству.
Если святые и в настоящей жизни полагают души свои за грешников, то, видя их там наслаждающимися уготованными благами, они тем более радуются, и почитают это собственным блаженством.

Для чего же так изображена эта притча, и какая цель ее?
Такая, чтобы сделать ревностнейшими людей, которые в глубокой старости переменяют образ жизни и становятся лучшими, и чтобы освободить их от того мнения, будто они ниже других (в Царстве Небесном).
Потому-то Господь и представляет, что другие с огорчением смотрят на их блага, не для того, чтобы показать, будто они истаивают от зависти и терзаются,
но чтобы уверить, что и поздно обратившиеся удостоятся такой чести, которая может породить в других зависть.

Но почему Он не всех вдруг нанял?
Насколько мог, всех, а что не все вдруг Его послушались, это зависело от воли званных, <...> смотря по тому, когда кто готов был повиноваться Ему. <...>

Притча эта сказана как для тех, которые в первом возрасте жизни своей, так и для тех, которые в старости и позже начали жить добродетельно: для первых, чтобы они не возносились и не упрекали тех, кто пришел в одиннадцатый час; для последних, чтобы они познали, что и в короткое время можно все приобрести.
Так как раньше Господь говорил о великой ревности, об оставлении имений и о пренебрежении всего находящегося на земле, а для этого потребно великое мужество и юношеская ревность, то чтобы возжечь в слушателях пламя любви и волю сделать твердой, Он показывает, что и после пришедшие могут получить награду за целый день.
Этого, впрочем, Он не говорит, чтобы они опять не возгордились; но показывает, что все зависит от Его человеколюбия, по которому и они не будут отвергнуты, но будут удостоены вместе с другими неизреченных благ. И это-то составляет главную цель настоящей притчи.

Если далее Он присовокупляет: «так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных», – то не удивляйся этому.
Это Он высказывает не как заключение, выведенное из притчи, а утверждает лишь то, что как сбылось одно, так сбудется и другое.
Здесь первые не сделались последними, но все получили одну награду, сверх всякой надежды и ожидания.
Но как здесь, сверх чаяния и надежды, сбылось то, что последние сравнялись с первыми, так сбудется и еще большее и удивительнейшее, т. е., что последние окажутся впереди первых, а первые останутся за ними.
Итак, одно выражает притча, другое – послесловие. [2]


Свт. Григорий Двоеслов:

<...> справедливо стоящим без дела до одиннадцатого часа говорится: что вы стоите здесь целый день праздно?
Ясно говорится как бы так: ежели вы не хотели жить для Бога в юности и мужестве, то, по крайней мере, опамятуйтесь в последнем возрасте; и хотя вы уже не способны много трудиться для путей жизни, однако же идите и поздно.
Итак, хозяин зовет и таковых; и они большей частью получают воздаяние прежде, потому что переходят от тела к Царству прежде, нежели те, которые оказались призванными с самой юности.
Не в одиннадцатый ли час приходит разбойник, который запоздал, хотя не по летам, но по наказанию, который на кресте исповедал Бога и почти с этим гласом исповедания испустил дух жизни?

    Хозяин начинает выдачу динария с последнего, потому что к райскому успокоению разбойника привел прежде Петра.
Сколько было отцов прежде Закона? Сколько – под Законом?
 – И однако же те, которые призваны в пришествие Господне, пришли в Царство Небесное без всякого замедления.
Итак, те, которые потрудились с одиннадцати (часов), получают тот же самый динарий, которого с полным желанием ожидали трудившиеся с первого (часа);
потому что равное воздаяние Вечной Жизни с призванными от начала мира получили те, которые пришли ко Господу на кончине мира.

    Но можно спросить, каким образом подверглись ропоту те, которые поздно призваны к Царству?
Ибо Небесного Царства никто из ропщущих не получает; и никто не может роптать, кто получает.
Но поскольку древние Отцы до пришествия Господня сколь праведно ни жили, не были введены в Царство, доколе не снизошел Тот, Кто отверз для людей обители рая посредством Своей смерти, то самый этот ропот их состоит в том, что они и праведно ради получения Царства отжили, и однако же долго не были допускаемы к получению Царства.
Ибо кого, по совершенному правосудию, приняли хотя спокойные места адовы, тому подлинно было свойственно и утрудиться в винограднике, и пороптать.
Итак, как бы после ропота получают динарий те, которые, после продолжительного пребывания в аде, перешли к радостям Царства.

Мы же, которые пришли в одиннадцатом (часу), после труда не ропщем и получаем динарий, потому что после пришествия Посредника, грядущего в сей мир, вводимся в Царство тотчас, как только выходим из тела, и без замедления получаем то, что древние отцы заслужили получить с великой отсрочкой.
Поэтому-то Тот же Хозяин и говорит: я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе.
И поскольку самое получение Царства есть выражение благости воли Его, то Он справедливо присовокупляет: разве я не властен в своем делать, что хочу?
Ибо глуп вопрос человека против благоволения Божия. <...>

Но пусть никто не гордится ни делом, ни временем, когда затем Истина взывает этой полной мыслью: так будут последние первыми, и первые последними.
Ибо вот мы, хотя уже знаем, что или сколько доброго мы сделали, но еще не знаем, с какою тонкостью будет испытывать это верховный Судия.
И каждому должно радоваться именно тому, чтобы в Царстве Божием быть даже последним.

    Но после этого весьма страшно то, что следует: ибо много званых, а мало избранных, потому что к вере приходят многие, а до Царства Небесного доводятся немногие. <...>
Многие на словах последуют Богу, а нравами бегут от Него. <...>
Ибо те, которые здесь предаются удовольствиям своей плоти, там не могут быть причислены к овчему стаду.
Там от участи смиренных Судия отлучает тех, которые здесь бодаются рогами гордости.
Те не могут получить Царства Небесного, которые здесь, поставленные даже в Небесную Веру, полным желанием стремятся к земле. [3]


Свт. Кирилл Александрийский:

<…> Домовладыка великаго дома — это Господь Бог, ибо дом — мир; Владыка же, создавший его — Бог.
Виноградник Его — это природа человеческая; делатели виноградника — это святые, работающие для спасения людей.
Первый час означает время благочестивых при Авеле, Енохе и Ное, ибо они были первыми богопочитателями, т. е. первыми делателями виноградника.<…>
Время после третьего часа есть период Авраама, Исаака и Иакова, ибо и они делатели спасения нашего, трое по числу, почему и работали до шестого часа.
От шестого часа — средина дня, когда солнце ярче освещает вселенную, — это время закона, потому что теперь именно озарил человечество заповедями закона истинный свет — Бог наш. <…> В качестве полуденнаго луча послан был Моисей и Аарон, и вот культ закона до восьмого часа.
Девятый же час — время духоносных пророков, ибо и они, как прекрасные делатели, были посылаемы Домовладыкой возделывать виноградник души нашей до десятого часа.
Десятый час — пришествие Единородного; ибо на последок времен, по исполнении веков, снисшел к нам Сын Божий, Слово Бога; и как с одиннадцатого часа до двенадцатого остается один уже и последний час (время), так и от пришествия Христова до исполнения (веков) — одна година (время).

Владыка виноградника, вышедши в одиннадцатый час и найдя праздностоящих, нанял их.
Кто ж эти праздные? Мы от языков, ибо праздны мы были от боговедения, праздны от добрых дел. <…>

Но благий Домовладыка говорит: идите и вы работать в винограде, и еже будет правда, дам вам (Мф. 20, 7).
И вот праздные стали делателями; ибо работает ныне сия Церковь, некогда бывшая праздною: работает лик апостолов, мучеников, подвижников, монашествующих, святых дев, девственников и живущих в честном браке.
И заслуженно взяла сия Церковь один динарий.
Так быстро работающий способен за один час сделать то же, что и трудившийся с раннего утра. <…>

Язычники в период закона не несли тяготы ярма закона и, однако ж, были уравнены с первыми в работе.<…>
Сколько бы мы ни делали, сколько бы ни трудились, мы ничего не делаем достойного<…>
Дар Божий не потому, что мы не трудимся, но потому, что ничего достойного награды не можем сделать.
Ибо говорится: егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключимы есмы, яко еже должни бехом сотворити, сотворихом.
В самом деле, ты подаешь бедному хлеб, а получаешь в наследие Царство Небесное, — видишь, что значит: хощу дати…<…> [4]


Свт. Феофан Затворник:

В притче о наемниках и тот, кому один только час работать пришлось, был одинаково вознагражден Домовладыкою.
Часы дня в этой притче — образ течения жизни нашей.
Одиннадцатый час — последнее время этой жизни.
Господь показывает, что и те, которые до этого срока дожили, не работая Ему, могут начать работать и угодить Ему не меньше других.
Нечего, следовательно, отговариваться старостью и отчаиваться, полагая, что уже не к чему начинать.
Начинай не робея; милостив Господь; все тебе даст, что и другим, и по чину благодати здесь, и по закону правды там.
Только усердием побольше разгорись и посокрушеннее поскорби о нерадении, в котором проведена вся почти жизнь. <…>[5]


Б. И. Гладков:

<…>Главная мысль этой притчи такова: как работники виноградника получили все по динарию, независимо от количества часов, проведенных каждым из них за работой, так и в Царстве Небесном блаженство Вечной Жизни получат все удостоившиеся того, несмотря на время, употребленное ими, чтобы заслужить это блаженство.
Прожившие всю жизнь свою добродетельно, исполняя всегда и во всем волю Божию, войдут в Царство Небесное наравне с теми, которые лишь в старости обратились к Богу.
Примером тому служит разбойник, только перед смертью своей на кресте покаявшийся в грехах и признавший в распятом с ним Иисусе Сына Божия (см.: Лк. 23, 39–43).

Призывая к покаянию, Христос много раз говорил, что покаяться никогда не поздно.
Притчей о блудном сыне… Он разъяснил, что даже на краю гибели от множества тяжких грехов не поздно бывает сознать всю гнусность их и в раскаянии пойти к Милосердному Богу.
Притчей о работниках в винограднике Он успокоил даже таких грешников, которые, по преклонному возрасту своему, одной ногой стоят уже в могиле, подав и им надежду спастись и войти в Жизнь Вечную.
Не надо только злоупотреблять этой притчей; не надо откладывать свое обращение к Богу, говоря — еще успею, так как никто из нас не знает, долго ли еще проживет и действительно ли успеет покаяться, если будет беспечно откладывать покаяние до более удобного, по своим понятиям, времени. [6]


Еп. Мефодий (Кульман):

<…>Достойно замечания, что первые работники не пошли на дело без торга, без договора, тогда как после приглашенные, простодушно согласились, доверяя слову хозяина.
Недоверие первых ясно обнаружилось потом, когда хозяин стал их рассчитывать; а доверчивость и смиренная надежда последних была оценена домовладыкой по достоинству и они получили более того, на что могли рассчитывать.
Апостол Петр, слушая притчу, невольно при этом должен был попрекнуть себя за неуместный вопрос: «что же будет нам?»
С Господом не подобает считаться: трудись, работай, исполняй Его святые заповеди, а награду — Ему предоставь.
Он, милосердный, может поставить тебе в цену добра и того, чего ты, по смирению, и сам добром не считаешь, и подаст тебе более, чем можешь себе пожелать — будь в том уверен, ибо Он не забудет и чашу студеной воды, поданную во имя Его, и никому неприметного вздоха души, скорбящей о грехах, — тем паче не забудет подвигов любви, совершенных слугами Его.<…>

Последние работники, за свое смирение, за полную преданность господину, первыми получили плату, и притом плату целого дня;
а первые, за свою ропотливость, за самомнение, за недоверчивость к господину, получили лишь условленную плату и вдобавок — урок: не завидовать товарищам и не мечтать о себе.
Вот так же может лишиться Божьего благоволения и тот, кто будет гордиться своими добрыми делами, кто будет исполнять заповеди Божии, не ради любви к своему Спасителю, в смирении очищая свое сердце от страстей, а ради того, чтобы подобно фарисею похвалиться своей праведностью, ожидая себе не милости, а должной награды от небесного Домовладыки…

Дела необходимы, потому что без них и самая вера мертва; но все они — только долг наш, а не заслуга перед Господом.
Кто исполняет этот долг со смирением, к тому нисходит спасающая благодать Божия; а кто исполняет этот долг в горделивом сознании своей правоты, тот лишается этой благодати и погибает.
Поэтому, как бы ни были велики твои труды и подвиги, без смирения они пред Богом ничто.
Вот почему много званых, но мало избранных. Без Божией благодатной помощи мы не можем сделать ни одного истинно доброго дела.

«Ведайте, — говорит свт. Златоуст, — что мы нанятые работники.
А если работники, то должны знать, какая у нас работа, ибо работник без дела быть не может.
Наши дела и есть добродетели, не то, чтобы обрабатывать виноградники, но то, чтобы приносить пользу ближним.
И как никто не нанимает работника затем только, чтобы он готовил себе самому пищу: так и Христос призвал нас не затем, чтобы мы делали только для себя полезное, но чтобы и то делали, что ведет к славе Божией.
Мы все время жизни должны употреблять во славу Божию, и только малую часть — на наши временные нужды…» [7]

______________________________________________________________________
Ссылки:

  1. Святитель Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея
  2. Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея.
  3. Свт. Григорий Двоеслов. Толкование притчи о работниках в винограднике.
  4. Свт. Кирилл Александрийский. Толкование притчи о работниках в винограднике.
  5. Свт. Феофан Затворник.Толкование притчи о работниках в винограднике.
  6. Гладков Б.И. Толкование притчи о работниках в винограднике
  7. Еп. Мефодий (Кульман). Толковое Евангелие.
  8. Википедия. Притча о работниках в винограднике




Добавить комментарий:
Ваше имя *:

Ваш комментарий:



Введите число на картинке(защита от спама): 

Внимание! Тексты, содержащие ссылки сохранены не будут!


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
 Притча о работниках в винограднике. Богословское толкование | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. 451-07-41 )

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 22