Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. (044) 451-07-41
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Статьи >> О вере, надежде, любви >> Протоиерей Андрей Ткачев. Цена свободы

Протоиерей Андрей Ткачев. Цена свободы

Цена свободы

Протоиерей Андрей Ткачев. Цена свободы Опять наступило время перемен и благих изменений в жизни огромного числа людей.
И в твоей в том числе, дорогой читатель.
Это время поста, время душевной весны, время выхода на свободу.

Всё самое главное в нашей жизни проходит в едва различимом мраке на дне нашего сердца, где между двумя полюсами «грех» и «праведность», как между минусом и плюсом, горит ниточка накала нашей жизни.
Деньги, жильё, одежда, знакомства, погода, болезни, политика, новости… всё это лишь тонкая плёнка на поверхности глубокого озера, имя которому — сердце.
Там пресмыкающиеся, которым нет числа, животные малые с большими (Пс. 103, 25).
Жизнь снаружи целиком зависит от жизни внутри, от того, свободен ты или связан, силён внутренней силой — или утомлён и обескровлен.

Время поста — это время путешествия внутрь.
Как спелеологу в пещеру, как ныряльщику в глубину моря, человеку предстоит тяжёлое схождение внутрь сердца.
Поэт сказал: «О, бурь уснувших не буди — под ними хаос шевелится».
А мы как раз разбудим бури и потревожим хаос.
Пойдём бороться со змеем, свернувшимся кольцами на самой глубине.

Сперва вооружимся. Непобедимой силой Животворящего Креста и смирением.
Смирение будет нам щитом, а Крест — мечом обоюдоострым. И не будем бояться.
Нас неизбежно изранят, даже истерзают и почти изорвут в клочья.
Ни один после этой драки не останется цел. Все будут зализывать раны.
Но венец награды, будущий триумф стоят того, чтобы ввязаться в схватку.

Пост двулик.
Одно его лицо сияет для человека, другое устрашающе и грозно смотрит на лукавого.

Пост для и против.
Для — сердца, и против — лукавого.

Для сердца, заметьте, а не для желудка, не для здоровья, не для диеты.
Господь сказал:

Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими (Лк. 21, 34).
Вот почему пост — для сердца.

И ещё Господь сказал:
Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21).
Вот почему пост — против дьявола.

Наши страсти связали нас тысячью паутинок. И мы лежим, как Гулливер, связанный лилипутами.
Каждая их верёвка в отдельности для нас смешна. Подумаешь, лень.
Подумаешь, полежал под одеялом подольше или съел лишнего, или гадость послушал, или чушь рассказал. Но собранные вместе, паутинки становятся канатами.
Пост силён их порвать.
Неприятности на работе, холод в семье, сосущая тоска под сердцем, упадок веры, тяжесть ума, житейские неудачи — это ведь всё оттуда, от рабства страстям, от бесовской карусели, на которой крутится наша мысль.
Отсюда все внутренние и внешние несчастья.

Поэтому пост многое изменит.
Многие цепи спадут, не только у тебя, но и у многих твоих сестёр и братьев.
Это будет не твой личный подвиг, подвиг гордого одиночки.
Это будет общее дело, сорокадневная непрекращающаяся литургия, благородная битва всех тех рабов Христовых, которых ты знаешь и не знаешь.
Их маленькие победы лягут в общую копилку и всех обогатят.
Церковь опять вздохнёт полной грудью и обновится.

Конечно, со дна сердца поднимется такая муть, что не раз и не два руки невольно опустятся,
и кто-то невидимый слева прошепчет: «успокойся, смотреть противно, как ты на небо лезешь».
Но уже на следующий день или в тот же вечер ты прочтёшь молитву святого Ефрема и опять ободришься.

Господь всякий раз будет говорить тебе:

«Дерзай, чадо! Я близко».

Бескровные проповедники сладких сказок столетиями трудились над тем,
чтобы превратить христианство в пресное и безвкусное месиво.
А Церковь каждый год зовёт тебя на хорошую драку, потому что наград без войны, и войны без ударов, и ударов без боли — не бывает.

Терпи боль и трудись над сердцем.
Это цена свободы.

Пасха, к которой мы движемся, — это пир, на который нас пригласили.
Мы стали перед зеркалом и с ужасом поняли, что в таком виде нас на пир не пустят.
Не только одежда стара, но и шея грязна, и руки в смоле, и нос чумазый.
Нам надо причесаться, вымыться и переодеться.
Кто умоется слезой и оденется в добродетели — перед тем тихо и торжественно растворятся двери пиршественной залы.
Он услышит своё имя, названное громко, и с замиранием сердца переступит порог.

Молитва прп. Ефрема Сирина

Господи и Владыко живота моего!

Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.

Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего,
яко благословен еси во веки веков.
Аминь.

Ora et labora. Молись и работай


У человека много родителей, по крайней мере, их число не ограничивается физическим отцом и матерью.
Мы все дети своей эпохи и носим в себе ее гены и повторяем ее привычки, поэтому над нами смеются те,
кто приходит после нас, а мы, в свою очередь, считаем странными тех, кто жил раньше.
Для европейцев все монголы на одно лицо, и тот же штамп существует в отношении исторических периодов. «Те, что жили при Сталине», «те, что жили при Петре I», — все они были разные люди,
но при этом составляли некое несомненное единство как плоды своей эпохи.

Те из нас, кто знаком с Псалтирью, вслед за Давидом часто повторяют слова о том, что мы зачаты в беззакониях и во грехах родили нас наши матери.
Эпоха тоже зачинает нас беззаконно и рождает во грехах.
Она надевает на наши глаза только нам подходящие линзы, и мы видим мир таким, каким никто до нас его не видел.

Мандельштам называл свою эпоху зверем.
«Век мой, зверь мой, кто сумеет заглянуть в твои зрачки?»
Как назвать нам эпоху, чья пыль у нас на подошвах? Время, в которое нас окунули, какое оно?
В каком-то из первых годов третьего тысячелетия, в рождественском посту, под вечер,
не ев с утра ни крошки, я вошел в небольшой ресторан и спросил у девушки-администратора:
«У вас есть постное меню?»
Она посмотрела на меня глазами, полными то ли грусти, то ли усталости, и ответила:
«У нас есть все, кроме счастья в личной жизни».

Сейчас, когда я думаю о нашей общей современной жизни, мне вспоминаются ее слова,
потому что суть нашей жизни отразилась в них так же ярко, как солнце отражается в весенней луже.

У нас действительно есть все, кроме счастья.
Жизнь современного человека отравлена мечтами о нем. Лучшее, как известно, враг хорошего.
И вот, имея множество самых прекрасных вещей, человек не ценит их и даже не замечает, устремляя тоскующий взор в «прекрасное далеко».

Некрасовские мужички предел мечтаний полагали в том, чтобы поесть ситного, т.е. белого, хлеба вволю. Наш современник регулярно мажет маслом свежую булку и умудряется быть при этом несчастным.

Если командир Красной Армии замечал налет английского сплина на храбрых лицах своих солдат, то нельзя было придумать ничего лучшего, чтобы вернуть бойцам жизненный тонус, как устроить им марш-бросок в полном снаряжении.
На последнем километре можно было дать команду: «Газы!»
И — о чудо! Глядя на Божий мир через запотевшие стекла противогаза, бойцы мечтали о глотке свежего воздуха больше, чем о поцелуе невесты.
Добежав дистанцию и помывшись до пояса холодной водой, они были поистине счастливы, маршируя в столовую.

Этот подход может быть полезен, если пользоваться им как аналогией.
Вы, к примеру, считаете, что жизнь не удалась.
Ранним утром поезд метро, мерно покачиваясь, несет вас на работу.
Рядом с вами, закрыв глаза, едут невыспавшиеся люди, металлический голос объявляет станции, молодежь в плеерах слушает музыку.
Трудно конкретно сказать, чего вам хочется, но все нутро ваше изжевано ожиданием чего-то светлого и чистого, которое почему-то никак не приходит.

Не мучьте душу. Помучьте тело.
Выйдите из метро за две-три остановки до нужной станции и остаток пути пройдитесь пешком.
Щеки зарумянятся, кровь разбежится по телу, и для уныния не останется физических предпосылок.
«Пойдем разобьем кровь», — говорил келейнику Тихон Задонский, частенько приглашая его наколоть дров или распилить на дрова большую корягу.
Этому аскету и молитвеннику по временам было необходимо потрудиться физически до тех пор,
пока по`том прошибет и проймет усталость.
Это нужно было и для духовного, и для физического здоровья.

Десятки тысяч наших молодых женщин приучились просиживать часами за бокалом вина или рюмкой ликера и, выкуривая сигарету за сигаретой, жаловаться на жизнь своим подругам, да вполуха слушать их ответное нытье.
И это потому, что посудомоечные и стиральные машины, микроволновые печи и кулинарные магазины перебрали на себя утомительные и трудоемкие занятия и подарили женщинам кучу свободного времени.

Подарок оказалось легче съесть, чем переварить.
Того и гляди, придется ради душевного здоровья раз в неделю набирать полную ванну воды, замачивать простыни, хлюпаться с полосканием или вывариванием, чтобы с натруженной спиной и спокойной совестью упасть вечером в кровать для очередного наслаждения — глубокого сна без сновидений.

Сказанное в полной мере касается и мужчин.
Запрограммированные внутренне на тяжелый труд, войну и путешествия, они сегодня не делают почти ничего из того, чем занимались тысячелетиями.
Птица, сохранившая крылья, но разучившаяся летать, — это пингвин или курица.
Мужик с руками без мозолей и глазами без мыслей — это наш современник.
Доминирующий тип, как плесень, покрывающий населенную часть планеты. Узнать его нетрудно.
Сам о себе он думает как о непризнанном гении или неотразимом мачо.
На деле это пустоголовая и спесивая гнилушка, одетая в брюки.

Чего требовать от бедных женщин, если кредо мужчин — «поменьше ответственности, побольше удовольствий».
Не нужно будет удивляться, если лет через десять брачные агентства начнут устраивать нашим барышням счастливые браки не с европейскими сморчками, а с трезвыми и работящими китайцами.

У этих с дисциплиной все в порядке.
Если учатся, то с утра до вечера; если тренируются, то из спортзала не выходят. И так во всем.
Догнать их или даже слабо подражать им нет никакой возможности.
Дай Бог хоть как-то сдвинуться с мертвой точки.

У Майи Кучерской в ее «Современном патерике» (есть такая контраверсийная и любопытная книжонка) встречается сюжет: молодой монах приходит к старцу и жалуется на уныние.
Старец дает совет — десять отжиманий и холодный душ.
Молодой думает, что ослышался.
Спрашивает о молитвах, Псалтири.
Но старец непреклонен — отжимания и душ, потому что это не духовная брань, а тоска, рожденная избытком сил в молодом и бездеятельном организме.

Цивилизация, ориентированная на комфорт, не сделала нас лучше.
Она создала условия для того, чтобы плохой стал еще хуже, а хороший расслабился.
Становится понятной та забота Церкви о человеке, которая невежам кажется формализмом или излишней строгостью. Посты, поклоны, длинные службы нужны человеку, поскольку без дисциплины, ограничений и труда человек исчезает.

На его месте появляется недочеловек — полубес, полуживотное.
В этом инфернальном зверинце мы уже отчасти живем и чем меньше это ощущаем, тем больше к нему принадлежим.

Счастье — категория не внешняя, а внутренняя.
Когда Адам был в раю, то и в Адаме был рай.
Ни ученость, ни богатство, ни здоровье сами в себе неизбежного счастья не содержат и дать его человеку не в силах.
Есть несчастные академики, и есть счастливцы, не умеющие читать.
Есть миллионеры, проклинающие ночь своего зачатия, и есть голытьба, благодарная Богу за чашку риса.

Вопрос в подходах, в образе мыслей, в вере и уповании.
Если на это не обращать внимания, то сколько ни одаривай благами гнусного и неблагодарного человека — его бездонное сердце останется холодным и пустым.



Протоиерей Андрей Ткачев, журнал «Отрок»



Добавить комментарий:
Ваше имя *:

Ваш комментарий:



Введите число на картинке(защита от спама): 

Внимание! Тексты, содержащие ссылки сохранены не будут!


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Протоиерей Андрей Ткачев. Цена свободы | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. 451-07-41 )

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 36