Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. (044) 451-07-41
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Статьи >> О вере, надежде, любви >> Старец Паисий Святогорец. О болезни

Старец Паисий Святогорец. О болезни

 

Старец Паисий Святогорец
Читайте также:

Болезни помогают людям

– Геронда, что значит выражение «доброго тебе Рая»?
– Доброго тебе пути в Рай.

– Геронда, а может быть, это выражение значит: «Желаю тебе оказаться в добром Раю»?
– Ты когда-нибудь слышала, чтобы кто-то говорил о Рае недобром?
Но, как бы там ни было, чтобы попасть в сладкий Рай, человек должен вкусить в этой жизни много горького.
Так он получит на руки «загранпаспорт» пройденных им испытаний.
Что же творится в больницах! Какие трагедии! Какая же у людей боль!
Сколько несчастных матерей, идя на операцию, думают о своих детках и терзаются беспокойством о семье!
Сколько отцов болеют раком, идут на облучение, и как они мучаются!
Эти люди не могут работать, а ведь им надо платить за жильё, ведь у них столько расходов!
Тут вон другие, находясь в прекрасном здравии, всё равно не могут справиться с расходами, а уж что говорить о тех, кто болен и при этом выбивается из сил, работает, чтобы хоть как-то справиться со своими семейными расходами.
Меня страшно давит человеческое горе. Сколько всего я слышу каждый день! Бесконечные мучения, трудности!..
Целый день мой рот исполнен горечи от людского горя, а вечером я голодный ложусь немножко отдохнуть.
Я испытываю огромную телесную усталость, но вместе с тем получаю и внутреннее отдохновение.

– Геронда, болезнь всегда приносит человеку пользу?

– Да, она приносит огромную пользу всегда. Болезни помогают людям, у которых нет добродетелей, умилостивить Бога.
Здоровье – это большое дело, но то доброе, что приносит человеку болезнь, здоровье ему дать не может!
Болезнь приносит человеку духовное добро. Болезнь – это великое, великое благодеяние.
Она очищает человека от греха, а иногда «гарантирует» ему [небесную] мзду.
Душа человека подобна золоту, а болезнь подобна огню, которая это золото очищает.
Посмотри, ведь и Христос сказал апостолу Павлу: «Сила Моя в немощи совершается».
Чем больше мучается человек от болезни, тем более чистым и более святым он становится – лишь бы он терпел и принимал болезнь с радостью.
Единственное, что необходимо в некоторых болезнях, – это немного терпения.
Бог попускает болезнь, для того чтобы человек получил небольшую мзду, и посредством этой болезни Бог очищает человека от имеющихся у него недостатков. Ведь телесная болезнь помогает в исцелении болезни душевной.
Болезнь телесная приносит человеку смирение и таким образом нейтрализует его душевную болезнь.
Бог из всего извлекает пользу для блага человека! Всё, что Он попускает, оказывает нам духовную пользу.
Он знает, что необходимо каждому из нас, и в соответствии с этим даёт нам болезнь либо для того, чтобы мы восприяли за неё мзду, либо для того, чтобы мы расплатились за какие-то грехи.

Небесная мзда за болезнь

– Как поживает твоя мать?

– Плохо, Геронда. Время от времени у неё очень высоко поднимается температура, и это причиняет ей невыносимую боль.
Её кожа трескается, покрывается ранами, и по ночам она не может уснуть.

– Знаешь, ведь такие люди – мученики. Если не полностью мученики, то наполовину точно.

– А у неё, Геронда, вся жизнь – одно сплошное мучение.

– Значит и мзда, которую она получит, будет сугубой. Знаешь, сколько ей предстоит получить? Рай ей гарантирован.
Видя, что человек может вынести тяжелую болезнь, Христос даёт ему эту болезнь, так, чтобы за малое страдание в жизни земной человек получил многую мзду в небесной вечной жизни. Он страдает здесь, но получит мзду там, в жизни иной, потому что есть Рай, и есть воздаяние [за скорби].

Сегодня приходила одна женщина с больными почками. Она уже много лет ходит на гемодиализ.
«Батюшка, – попросила она меня, – пожалуйста, перекрестите мне руку. На моих венах нет живого места, и я не могу даже нормально делать гемодиализ». – «Эти раны и язвы на твоих руках, – сказал я, – в жизни иной превратятся в алмазы большей цены, чем алмазы мира сего. Сколько лет ты ходишь на гемодиализ?» – «Двенадцать»,– ответила она.
«Стало быть, – ответил я ей, – ты имеешь право и на [духовное] «единовременное пособие» и на «минимальную пенсию».
Потом она показала мне рану на другой руке и сказала: «Батюшка, эта рана не закрывается. Через неё видно кость».
– «Да, – ответил я ей, – но через неё видно ещё и Небо. Терпи, желаю тебе доброго терпения.
Молитвенно желаю, чтобы Христос умножил в тебе Свою любовь и ты забывала о боли.
Конечно, я могу пожелать тебе и другого: того, чтобы твоя боль утихла, но тогда исчезнет и многая мзда.
Следовательно, лучше то, что я пожелал тебе сначала». От этих слов несчастная женщина получила утешение.

Когда тело претерпевает испытание, душа освящается.
От болезни страдает тело, наш глинобитный домик, но от этого будет вечно радоваться хозяин этого домика – наша душа – в том небесном дворце, который готовит нам Христос.
По этой духовной логике, которая нелогична для людей мира сего, я тоже радуюсь и хвалюсь теми телесными болезнями и изъянами, которые у меня есть.
Единственное, о чём я не думаю, так это о том, что мне предстоит получить небесную мзду.
Я понимаю [свою боль] так, что [через неё] я расплачиваюсь за свою неблагодарность Богу, поскольку я не ответил подобающим образом на Его великие дары и благодеяния.
Ведь всё в моей жизни – это один сплошной [духовный] пир: и моё монашество, и мои болезни.
Бог во всем относится ко мне человеколюбиво, Он во всём ко мне снисходит.
Однако помолитесь, чтобы Он не записал мне всего этого на счёт [лишь] этой жизни, потому что тогда – горе мне, горе!
Христос оказал бы мне великую честь, если бы ради Его любви я пострадал бы ещё больше.
Лишь бы Он меня укреплял так, чтобы я мог выдержать [эту боль]. А воздаяние мне не нужно.

Когда человек в полном порядке в отношении здоровья, то это как раз значит, что-то у него не в порядке. Лучше бы ему чем-то болеть.
Я получил от своей болезни такую пользу, какую не получил от всего подвига аскезы, который совершал до того, как заболел.
Поэтому я говорю, что если у человека нет обязанностей [по отношению к другим], то ему лучше предпочитать здоровью болезни.
Будучи здоровым, человек остаётся в должниках, а вот от болезни, относясь к ней с терпением, – он получит мзду.
Когда я жил в общежительном монастыре, туда однажды приехал один святой епископ, очень старый, по имени Иерофей.
Он был на покое и подвизался в скиту Святой Анны.
Когда, уезжая, он садился на лошадь, у него задрались брюки и все увидели его страшно опухшие ноги.
Монахам, которые помогали ему сесть на лошадь, стало жутко.
Епископ понял это и сказал: «Это самые лучшие дары, которыми наградил меня Бог. Я прошу Его, чтобы Он у меня их не забирал».

Терпение в боли

Когда мы чем-то заболеваем, нам лучше всецело предавать себя Христу.
Нам надо думать о том, что наша душа имеет гораздо большую нужду в терпении и славословии во время боли, чем в «стальном» теле, с помощью которого мы можем совершать большие телесные подвиги.
Ведь от этих подвигов мы подвергаемся опасности тщеславия и похвальбы, не понимая этого, потому что нам может показаться, будто мы способны завоевать Рай собственной «кавалерийской атакой».
Знаете, сколько лет я испытываю боль?
Иногда её можно выносить, а иногда она невыносима. Боль, которую можно выносить – это стабильное состояние.
Знаете, сколько я натерпелся от бронхоэктаза и от сделанной мне операции! Потом начались все эти истории с кишечником.
Потом полгода я страдал от междисковой грыжи и испытывал сильную боль.
Я не мог делать столько поклонов, сколько делал раньше, и, несмотря на то, что мне было даже трудно за собой ухаживать, надо было помогать и приходящим ко мне людям.
Потом у меня в животе появилось что-то твёрдое, и мне сказали, что это грыжа. Когда я уставал, она начинала болеть и очень опухала.
Однажды, накануне праздника Святого великомученика Пантелеимона, грыжа распухла и болела.
Однако мне надо было идти в Пантелеимоновский Скит на всенощное бдение. «Пойду, и будь что будет», – решил я, потому что мне надо было обязательно быть на этом празднике.
Во время бдения мне хотелось немного присесть, но я подумал, что если я опущу сидение стасидии и сяду, то сядут все остальные.
Поэтому я предпочёл совсем не садиться и стоял.
После двенадцатичасового всенощного бдения я думал, что мое состояние очень ухудшится.
Едва я возвратился к себе в келью, как кто-то постучал в железное клепальце возле калитки.
«Открывай, отче!» – услышал я чей-то голос. Я засмеялся. «Ну, всё, – сказал я себе, – сейчас только успевай поворачиваться».
И действительно: вскоре пришли другие посетители, потом ещё и ещё.
А вечером, отпустив последних посетителей, я увидел, что моя грыжа... совершенно исчезла!
Но на следующий день, после того как я отдохнул, она снова появилась!
Потом она мне мешала и болела, но одновременно с этим она доставляла мне и радость.
Ведь Христос знал о моём состоянии, Он знал и о том, что пойдёт мне на пользу.
Поэтому Он оставил мне эту грыжу на пять лет. Знаешь, как я с ней намучился?

– Геронда, а помните, когда у Вас были проблемы с ногами?

– Это другая история. Я не мог стоять на ногах. И когда приходили люди, мне было нелегко.
Потом ноги прошли, но начались кровотечения. Врачи сказали, что это был язвенный колит. Открылась новая страница...
Семь лет кровотечений, болей... Но не расстраивайтесь, только молитесь о здравии моей души.
Я радуюсь, что Бог почтил меня и наградил этим даром, и не хочу, чтобы Он у меня его отнимал. Слава Богу, Он попускает, чтобы от болезней я получил пользу.
Таким образом мы сдаем экзамены на терпение. Сегодня одно, завтра другое...
«Терпения бо имате потребу». Ведь если не будем терпеть мы, люди, имеющие хоть сколько-то страха Божиего, то что останется делать людям мирским?

Однако я вижу, что многие миряне превосходят нас, монахов, в добродетели.
Мои родители рассказывали мне о том, что фарасиоты, заболевая чем-то, не сразу бежали к Халжефенди, для того чтобы он их исцелил.
Сначала они терпели боль. Они терпели, сколько могли – в соответствии со своим любочестием и терпением, потому что они считали благословением пострадать.
«Дай-ка, – говорили они, – я тоже помучаю немножко свою душу ради Христа, раз Христос испытал великие мучения, чтобы меня спасти».
Они шли к Хаджефенди за исцелением только тогда, когда видели, что болезнь мешала их работе и начинали страдать их домашние.
Видишь, какое у них было любочестие!
Раз уж эти люди, будучи мирянами, размышляли подобным образом и терпели, то как должно размышлять мне – монаху?
Христос сказал: «В терпении вашем стяжите души ваша». Смотрите: ведь милостыни Иова в то время, когда он имел все блага, были не столь угодны Богу, сколько Ему было угодно терпение Иова во время постигшего его искушения.

– Геронда, когда Вы говорите, что человек терпит боль, то Вы имеете в виду, что он совсем не показывает виду, что ему больно?

– В крайнем случае, он может дать окружающим немного понять, что ему больно.
Он может сказать им о своей боли, но не говорить о том, насколько эта боль сильна.
Ведь если он совсем скроет свою боль от других, то они могут соблазниться от каких-то его поступков.
К примеру, если монах мучается от боли и не может пойти на службу, то если он не скажет о своем состоянии другим, возможно, кто-то, не имеющий добрых помыслов, повредится.

Отношение к боли

– Геронда, какую боль Вы называете невыносимой?

– Боль, при которой текут слезы. Это не слезы покаяния и не слезы радования. К какой категории относятся эти слезы, как вы думаете?

– Может быть, Геронда, к категории мученичества?

– Конечно, – к категории мученичества.

– Геронда, когда я испытываю сильную боль, то мне трудно сказать слова «слава Тебе, Боже».

– Почему тебе трудно их сказать? Думай о том, что претерпел Христос Побои, уничижение, бичевание, распятие!
И Он вытерпел всё это «безгрешен Сый», для того чтобы нас спасти.
И ты, когда тебе больно, говори: «Ради Твоей любви, Христе мой, я буду терпеть».

– Геронда, что необходимо, чтобы преодолеть боль?

– Необходимо мужество, усилие.

– А как человеку преодолеть боль невыносимую?

– Если он человек мирской – то мирской песней, если он человек духовный – то духовным песнопением...
Однажды у моего отца поднялся сильный жар и началась страшная головная боль. Знаете, что он сделал?
Он наелся солёной селёдки, выпил стаканчик вина и затянул песню: «Проснись, мой несчастный, бесправный народ».
Потом он спел ещё несколько партизанских песен, и его голова прошла!
Так – для того чтобы боль рассеялась – и мы будем петь духовные песнопения!
Помню, как я однажды простыл, и у меня началась такая страшная головная боль, что голова раскалывалась.
Ну что же, я начал петь одно очень красивое песнопение, и головная боль ушла.
Действительно, псалмопение вместе с Иисусовой молитвой очень помогает в подобных случаях.
Оно делает душу нежной, услаждает её, потому что постоянные скорби и боли угнетают душу, и она охладевает.
И вчера ночью я тоже не мог уснуть от боли. Я даже подумал о том, что если умру до рассвета, то потом для меня наступит один длинный день.
Ведь в жизни иной не бывает ни закатов, ни рассветов...
Но потом я принял... болеутоляющую «таблетку» – спел тропарь «Болезньми святых имиже о Тебе пострадаша умолен буди Господи и вся наша, болезни исцели...».
Действие этой таблетки оказалось продолжительным, её хватило на всю ночь! У врачей есть такие таблетки?

– Геронда, говорят, что ночью боли усиливаются.

– Да, ночью человеку становится хуже. Но, кроме того, днём общаясь с людьми, разговаривая, больные забывают о своей боли.
Ночью они остаются наедине с собой, их ум уходит в боль, и им кажется, что она усиливается.
От болей во время болезни никуда не денешься, но задача в том, чтобы повернуть ручку [духовной] настройки на другую частоту, чтобы об этих болях забывать. Ведь если ты относишься к боли неправильно, то тебе в два раза больнее. Если ты думаешь о боли, то боль усугубляется.
А вот если ты включаешь в работу добрый помысл, к примеру, вспоминаешь о тех, кому ещё больнее, чем тебе, или если поёшь что-то церковное, то боль забывается.

– Геронда, боль обычно предупреждает о том, что в организме что-то неладно. В связи с этим, какое внимание надо уделять боли?

– Надо испытать, насколько хватает твоих сил, и быть внимательным в соответствии с этим.
Особенно если речь идет о человеке пожилом.
Здесь необходимо внимание, потому что если продолжать гнать старый автомобиль с той же скоростью, с которой он ездил, когда был новым, то он разлетится на кусочки: колёса полетят в одну сторону, карбюратор в другую...
Когда у меня болела поясница, я не мог молиться по чёткам стоя. Увидев, что состояние немножко улучшилось, я попробовал встать: стоя помолился по четкам и сделал земные поклоны.
Поясница заболела снова. Я немного присел. Потом сказал себе: «А ну-ка, попробуй ещё раз».
Повторилось то же самое. Поясница опять заболела. Потом я уже воздерживался от стояния на ногах и поклонов, но мой помысл был спокойным.

– Геронда, если я знаю, что моя боль не оказывает на организм никаких других побочных последствий, то она меня не беспокоит.
Однако она беспокоит, если я знаю, что через боль проявляется серьёзная болезнь.

– Смотри, к примеру, больная поясница может не иметь для организма серьёзных последствий, однако эта боль сковывает, «парализует» человека, и он не может двинуться. А вот боли другого рода тело терпеть может.

– Геронда, боль ожесточает человека?

– Если человек не относится к боли духовно, то она может его ожесточить.
Однако, относясь к ней духовно, он имеет мир и утешается божественным утешением. Потом болезнь становится праздником, торжеством.
Человек радуется, потому что он будет причтён к исповедникам и мученикам.
Святые мученики забывали боль, потому что их любовь ко Христу была сильнее, чем их боль и её нейтрализовала.

– А разве человек, который испытывает боль и не относится к ней духовно, не очищается?

- Человек мирской очищается, но монах – нет.

Соучастие в чужой боли

Когда человеку больно за ближнего, это некоторым образом приводит Бога в умиление. Бог радуется, потому утешение. [Если бы этого божественного утешения не было], то человек не мог бы выдержать боль за своего ближнего.

– Геронда, как можно почувствовать чужую боль?

– Если ты тоже испытываешь боль, то ты думаешь о боли другого человека, встаёшь на его место и большую боль испытываешь не за себя, а за него.
То есть твоя собственная боль помогает тебе понять боль других.
А когда ты принимаешь свою собственную боль с радостью, то ты утешаешь и тех, кому больно.
Но, конечно, одно дело – это просто узнать, что кто-то заболел, а другое дело – заболеть самому. Тогда ты понимаешь больного.
Раньше, слыша слово «химиотерапия», я думал, что это «химиотерапия», то есть я думал, что раковым больным в качестве лекарства дают соки, натуральную пищу. Откуда мне было знать, что такое «химиотерапия»? Однако сейчас я понял, что это за мука.

– Геронда, а что переносится тяжелее – химиотерапия или облучение?

– Тяжелее? Одно другого не легче - и облучение, и химиотерапия... И хуже всего то, что все эти процедуры отбивают аппетит.
Тебе надо хорошо есть, но ты не можешь есть ничего. А врачи настаивают: «Тебе надо есть хорошо».
Надо-то надо, ну, а как тут будешь есть, если все эти химиотерапии и облучения отбивают аппетит и превращают тебя в труп!
Когда я проходил облучение, то, несмотря на то, что весь горел, совсем не мог пить воды.
Даже вода вызывала во мне отвращение. Меня начинало от нее рвать.

– Геронда, если бы Вы согласились на операцию чуть раньше...

– Что там «раньше»! Я о том, чтобы мне выздороветь, не молюсь, потому что, болея раком, страдаю с теми, кто испытывает страдание.
Я лучше понимаю тех, кому больно, и соучаствую в их боли.
Но, кроме того, болезнь духовно полезна и мне самому.
Я прошу только о том, чтобы быть в состоянии ухаживать за собой самостоятельно и помогать другим.
Однако пусть будет так, как хочет Бог.

Если у тебя есть болезнь и она тебя не занимает [то есть ты не обращаешь на неё внимания], то ты, если так можно выразиться, имеешь право просить Бога, чтобы Он улучшил состояние здоровья других людей. Но и тот человек, у которого ничего не болит, пусть хоть немного пострадает за тех, кто испытывает боль. Как говорили фарасиоты: «Я понесу твою котомку», то есть я возьму на себя твою боль, твою муку, твоё горе.

– Геронда, а каким образом они брали это на себя?

– Любовью. Если человек с любовью говорит кому-то: «Я возьму твою боль», то он её берёт.
Однако если он её возьмёт, потом необходимо много терпения, много мужества, много сил, для того чтобы её понести.
Некоторые люди приходят и говорят мне: «Геронда, я хочу взять на себя твою боль».
Некоторые говорят это действительно от мужества, однако некоторые трусишки сами не знают, что лепечут.
Сами они по первому пустяку бегут к врачу и очень быстро впадают в отчаяние.
Не могут вытерпеть свою собственную малую боль, а ещё говорят, что возьмут на себя боль мою!
Лучше бы уж они терпели свою собственную боль, с радостью принимали те скорби, которые Бог им попускает, и не просили, якобы от любви, взять на себя болезнь чужую.
Ведь если Бог вдруг исполнит их прошение, но они сами к тому времени уже забудут, о чем они Его просили, и станут роптать, то, может быть, они даже обвинят Бога в том, что с ними произошло.

Источник http://www.pravmir.ru/article_3301.html



Добавить комментарий:
Ваше имя *:

Ваш комментарий:



Введите число на картинке(защита от спама): 

Внимание! Тексты, содержащие ссылки сохранены не будут!


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Старец Паисий Святогорец. О болезни | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. 451-07-41 )

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 31