Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. 066-996-2243
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Статьи >> Семья >> Протоиерей Максим Бойко. Хотите иметь счастливую семью – ежедневно трудитесь над этим (3)

Протоиерей Максим Бойко. Хотите иметь счастливую семью – ежедневно трудитесь над этим (3)


Читайте также:


Е.Е. – Важнее ощутить. Человек может знать, как нужно, но вот ощутить и прожить…

О.М. – Сухое знание – оно ничего не даёт.
Ещё один важный момент. Момент, который упускают многие, не хотят обращать на него внимание.

Иерархия в семье. Очень деликатный вопрос.
Потому что именно сейчас в мире, когда везде обсуждается вопрос гендерной равности, христиан почему-то считают мракобесами и людьми, которые живут прошлым.
Но, тем не менее, иерархия в семье – это не значит, что кто-то главный, а кто-то меньше.

Иерархия подразумевает не разделение обязанностей, а ответственность.
И об этом нам говорил отец Филарет.
Вот он и мне говорил, и матушке. Мне говорил: «Помни, что она за твоей спиной должна быть как за стеной Успенского собора».
И ей говорил: «У тебя ещё есть время подумать! До свадьбы. Это тот человек, который будет для тебя стеной Успенского собора или не будет?».
То есть, муж в этом отношении не глава, не командир, а человек, который с женой советуется, но ответственность за решения несёт он.
Да, был такой период, когда всем нам в семье, в том числе и мне, я уже не погрешу, хотелось демократии.
Ну, типа, все мы равны, мы ж дружим, всё. Не прошло.


Е.Е. – Почему?

О.М. – Почему! Потому что хотелось равенства ответственности. Хотелось, чтобы мы решали вместе.
А пришлось со временем понимать, что должен ты сказать «да» или «нет». Вот это и есть иерархия.
Почему сказано в послании апостола Петра в 3-й главе «жена – немощной сосуд».
Это говорит о том, что женщина создана не для того, чтобы быть мужеподобным существом. Немощным сосудом и слабым.
И вот в этой хрупкости наделять мужчину тем, чего у него нет.
И был такой период, когда матушка пыталась командовать.
Но я виноват, я был не готов сказать ей: «Ну, матушка, всё равно не будет так, как ты хочешь».


Е.Е. – Это было в начале супружества?

О.М. – Да, это было в первые годы жизни. В этом году мы с матушкой отпраздновали 14 лет совместной жизни.
Первые года четыре это точно было.
Да, был момент, когда – я, честно говоря, особо не сопротивлялся: думаю – ну да, наверное, так и надо.
А потом просто услышал разговор, как она делилась со своими подружками, которые думали замуж:
«Ты знаешь, не проходит. Если я что-то делаю, не как он благословил – всё, капут. Всё не получается. Всё трах-тибидох-тибидох».
А я как бы и не обижался: «Да матушка, меня это не задевает. Ты не переживай, я не обижаюсь».


Е.Е. – Это касалось бытовых или принципиальных вещей? Воспитания детей? Или ещё не было детей?

О.М. – Я не помню по поводу воспитания, по поводу воспитания – это вообще отдельный разговор.
А вот каких-то бытовых вещей. Куда-то поехать, куда-то пойти. Какие-то нестроения и скорби, ну не клеится и всё!
«Хочу поехать на такой-то отдых и всё, давай так».
Я говорю:  «Хорошо». Делаем так, как она сказала, а оно – не так, неблагополучно и всё.


Е.Е. – Для Вас тоже удивительно это было?

О.М. – Для меня больше это напряжительно было.
Тогда я уже был молодым священником – я принял священство буквально через полгода после свадьбы.
Я – молодой священник, молодой пастырь.
Общался со старыми священниками и, честно говоря, в семье особого желания не было права качать, что я – священник.
К тому же я не особо был готов благословлять или не благословлять, я как-то на это не претендовал.
Оно меня напрягало в том, что надо принимать ответственность.
А матушка, вижу, как-то не особо настаивает – ну, и слава Богу, будет как будет.
Но видим, что ничего не клеится. Мы видим, что это влияет, что иерархия должна быть.
Господь разделяет ответственность мужчины и женщины. 

У нас в семье гендерное равенство соблюдено в какой мере? На профессиональном уровне.
У меня жена – не банальная домохозяйка, которая знает только тряпки, грязные пелёнки и посуду.
Она – профессионально реализованный человек, творческий человек, художница, иконописец.
Я, честно говоря, когда женился, не думал, что настолько трудно с творческим человеком жить.
А почему трудно? Не потому, что они норовисты – у них очень высокая планка. До них постоянно нужно расти.
Постоянно нужно соответствовать её поиску, её уровню.
То есть, получается как? Тебе ещё нужно заслужить уважение.
Допустим, ты прожил какое-то время с человеком и понимаешь, что ты повзрослел, но повзрослел ли ты умом – ещё не факт.
Поэтому здесь тот момент, который тебя уже приучает со временем к тому, что иерархия важна.

Но иерархия – она тоже не может быть навязана. Я знаю семьи, где: «Я – муж! Я сказал
Уважение нужно в какой-то мере заработать, не требованием.
Некоторые любят говорить: «Жена да убоится своего мужа». Где надо вставляют и где не надо.
Смысл совсем другой. Да, жена должна бояться тебя обидеть.
Да, жена должна бояться в какой-то степени нарушить твоё благословение.
Но она должна на опыте увидеть, что твоё благословение, твоё слово связано со словом Божиим, а не, извините меня, с праздным шатанием.
И со временем пришлось на это обращать внимание.
Это ответственность. Ответственность за то, что в семье происходит.
Какой стиль воспитания будет в семье.
Потому что потом – от тебя зависит, как ты будешь жить.

Пока дети маленькие – всі бавляться, всі граються в общем ореоле счастья.
Подрастают, им становится шесть-семь-восемь. Тогда уже возникает вопрос педагогики.
Работы с живой личностью разумной, которая уже не играет в паровозики.
Уже нужно думать, а какие книги с ними читать, о чём с ними разговаривать, куда с ними идти, как с ними молиться или просто поставить, чтобы они лоб разбивали с молитвословом.
Вот здесь очень много моментов, над которыми я – как глава семьи – уже обязан думать, с осторожностью.
Я привью любовь к Богу, привью любовь к Церкви или придётся мне увидеть, что произойдёт с моими детьми то, что, как я вижу, происходит с детьми, которых причащают каждое воскресенье на протяжении двенадцати-тринадцати лет, а в пятнадцать лет ребёнок перестаёт ходить в церковь.
Это просто говорит о том, что духа Христова, церковного духа в семье не было. Они воспитали революционера. И это страшно.

Ещё один момент, о котором отец Филарет говорил с самого начала.
Мы его нарушили, мы не смогли выполнить, исходя из материальных проблем где-то, а где-то просто из трусости, наверное, материальной.
Он сразу нам сказал: «Вам нужно жить отдельно от родителей. Обязательно».
Мы это не выполнили – скажу, сколько:  четырнадцать лет мы живём вместе, лет пять-шесть жили с родителями.


Е.Е. – Ну, как раньше жили с бабушками-дедушками, большими семьями.

О.М. – Я говорю из своего опыта. Я просто говорю то, что нам конкретно духовник сказал:
«Я вот вам советую, а вы смотрите, как можете. Выполните – не выполните, посмотрите как».

Было ли отрицательное что-то в жизни с нашими родителями?
Скажу так. Явно такого отрицательного не было, конечно. Была ущербность.
Потому что, когда ты живёшь с роднёй, ты – сын или дочь. Это первый момент.
Второй момент. Ты менее раскрываешься перед тем человеком, с которым ты под одной крышей. Это минус.
И батюшка в этом отношении был прав.
И эти первые пять лет совместной жизни мы проиграли, и многое хотелось бы вернуть, чтобы как-то перестроить.
Но есть то, что есть; как говорится, поезд ушёл. Мы пытаемся, по крайней мере, жить в том поезде, в котором едем. То, что было, то было.
Батюшка нам так говорил, с другими делюсь. Что если можете – старайтесь сразу.
Потому что я видел такие семьи, даже у нас на приходе, которые распадались, когда жили с родителями.
Они у меня не окормлялись, они ко мне не обращались – я в душу не лезу.

Важный момент, который тоже можно узнать в общении до брака.
Семья – вершина всех жизненных приоритетов.
Не родственники, не родители, не друзья. И, конечно, не работа.
Потому что это всё заметно, что бы то ни было. И когда подрастают дети, они это чувствуют.
Есть ли в их родителях  горение глаз от общения.

Например, у нас такая ситуация. Мы решаем, пойдём ли мы в филармонию.
Как по цепочке– друг друга каждый спрашивает, потом приходит старший и спрашивает маму: «Мама, а папа идёт
Вот, понимаете? Получается, каждому нужен какой-то авторитет.
Если у вас иерархия этих взаимоотношений нарушена, и каждый – кто в лес, кто по дрова, кто на рыбалку, кто на лодку или ещё куда-то…


Е.Е. – Вот, это как раз к вопросу о свободе и не свободе в семье. О свободе. Что такое свобода в семье? 

О.М.– Это есть, я дальше буду об этом говорить.
О свободном пространстве, о свободе, но это немножко другая тема и другие ракурсы.
Потому что здесь очень много подводных течений, которые пытаются свалить в одну кучу, а оно не сваливается.


Е.Е. – В чём суть духовной работы над собой ради создания гармоничной семьи? По совету и благословению, конечно,  духовника.

О.М. – Этот момент очень важен. В первую очередь – это борьба с личными страстями.
Это ставится во главу угла, вместе с духовником. Понятно, что духовник должен быть соратником и единомышленником.
Духовник – это человек, который не просто полотенце или тряпочка, в которую ты будешь плакаться.
Это маяк, это ориентир, который тебе показывает, где буйки, и куда нельзя плыть.
И говорит о том, что плыть нужно, но плыть тебе, тебя никто тащить на буксире не будет.
То есть, в первую очередь – борьба с собственными страстями. Это то, что мешает в семье.

Что касается общения с духовником.
Недопустимо, чтобы что-то скрывалось от духовного взора духовника, кроме вопросов, которые не касаются отношений в духовной жизни в семье.


Е.Е. – Работа? Если это не проблема духовная на работе.

О.М. – Я бы сказал, что это вопросы собственности, вопросы экономического плана.


Е.Е. – Вот он сказал вам, что лучше жить отдельно.

О.М. – Он просто дал совет. Не настаивал, не говорил – любой ценой живите отдельно.
То есть, он дал свободу выбора, и  на собственном опыте мы убедились, что так лучше.
Мог сказать: «Я не благословляю!» Такого, конечно, не было.


Е.Е. – Ну да, для этого он должен был дать деньги на квартиру просто-напросто! Или на какое-нибудь другое жильё, на съём.

О.М. – Нужно честно признаваться, какие у вас проблемы в общении в семье.
Допустим, вы готовы вдвоём прийти и честно сказать: «Батюшка, у нас какие-то проблемы интимной жизни».


Е.Е. – Бывало, что вы вместе приходили к батюшке?

О.М. – У нас просто таких проблем не было.


Е.Е.
– Я не говорю именно об этой сфере. А вообще?

О.М. – Были  вопросы, когда мы пытались к нему обращаться сообща или писали.
И матушка знала, о чём я пишу, и я знал, о чём матушка пишет.
В отношении детей было. Мы не знали, сдавать в садик или не сдавать. Будет это вредно или невредно.
В принципе, матушка же дома – а матушка дома работает…


Е.Е. – Матушка работает, матушка же работает!

О.М. –Родители мои помогали. Здесь вопрос был такой: обязательно ли сдавать в садик.


Е.Е. – Ради социализации ребёнка или почему?

О.М. – Ради того, что вот просто ребёнок не ходит в садик – стояла проблема.
Ребёнок не ходит в садик. Все ходят, а он не ходит.


Е.Е. – И что такого?

О.М. – Это мы потом поняли! Что это вполне нормально и во многих вопросах это даже очень хорошо.

Дальше. Это уж что касается нашей способности быть готовыми слышать неудобные для нашей эгоистичной натуры слова.
Я имею в виду со стороны духовника.
По апостолу Павлу (послание к Тимофею 4-я глава 3-й стих), у него есть такие слова:
«Будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать учителей, которые льстили бы слуху».
И это печально. Если ты хочешь вести корабль своей семейной жизни в правильном направлении, нужно не бояться слышать от духовника, что что-то не так.
Допустим, в ваших отношениях что-то не так.
Вот в принципе перекосы могут быть по всем тем пунктам, по которым мы говорили.
О чём можно было договориться и увидеть, а оно как-то не клеится.
Кто-то пошёл и жалуется родителям.
А, допустим, духовник говорит: «Эй, дорогой, так не по правилам. Вы играете не по правилам, вы нарушаете кодекс чести семейный, так нельзя».
И он будет говорить тебе в независимости от того, нравится тебе это или не нравится, любишь ты маму и папу или нет. Или друзей.
И он может сказать: «Ты забыл, что семья – это жертва. А ты думаешь только о себе, о своих интересах».

Вот этот момент отличает общение с духовником от общения с психологом.
Психолог всегда говорит: «Какие у вас проблемы?» И готов вас послушать.
А духовник умеет не только слушать, а возьмёт и тебе прямо скажет.
К сожалению, многие, приходя к духовным наставникам, почему-то считают, что они должны вести себя как психологи.
А они должны услышать глас Божий через духовника.
Ещё о духовной работе. Понуждать себя к ежедневному служению семье в мелочах.


Е.Е. – «В мелочах» – ключевое слово.


О.М. – Да, я думаю, что ключевое слово – «в мелочах».


Е.Е. – И «ежедневно».

О.М. – Возможно, Заставить детей поставить обувь в порядок, заставить детей убрать за собой.
Если дети заняты уроками – самому встать и вымыть посуду или развесить вещи, когда кто-то занят, на балконе.
То есть, в самых мелочах.
Как у апостола Павла написано: «Носите тяготы друг друга, и таким образом исполните закон Христов». 

Вот то, что я мог сконцентрировать в четырёх или пяти пунктах.
Суть духовной работы над собой в семье, чтобы был результат. Любое окормление – оно не может сводиться к сеансу психоанализа.
Поковыряться в себе.
Когда я общаюсь с людьми, иногда складывается впечатление, что они либо пришли поплакаться на жизнь, либо пожаловаться на мужа, либо на детей.
Желания нет в дальнейшем работать над собой. Никто со страстями не собираются бороться личными. Н
икто не собирается трудиться над собой, чтобы что-то изменить.
Понятно, что большинство людей приходит уже с застывшими, наболевшими проблемами, с ранами, когда возможно только плакать.
Но, тем не менее, в любом состоянии есть место подвигу.


Е.Е. – И выход есть.

О.М. – Безусловно. Всегда есть место подвигу.
Допустим, если нет контакта с детьми, и ты виноват в том, что ты чего-то не дал им, что они чувствуют себя недолюбленными, сейчас научись их любить.
Я не говорю, научись любить такими, какие они есть, не говоря им о том, что это ненормально.
Не надо говорить о том, что это ненормально.
Просто веди себя в отношении с ними так, чтобы они сами об этом поняли, что это свинство.
Здесь не всегда хватает рассуждения. Приходят, например, старые – взрослые – мамы и говорят: «Вот, я опять поругалась с сыном или с дочерью».
Я говорю: «Хорошо. А не поздно ли вы ругались? Время пошло уже. Вы чувствуете, что у вас нет контакта, что Вас не слышат?».
А когда человек не слышит, стоит ли вносить в уши?
Надо сначала, чтобы ушные раковины раскрылись.

Это кратко, что я могу сказать. В любом случае, труд, труд и труд.
Иначе всё окормление с духовником сведётся к психоанализу.
А если уже есть незаживающие раны, то извините, духовник не фокусник.

Об этом и будем говорить: в чём роль духовника. Очень обширная тема.


Е.Е. – Давайте поговорим.

О.М. – Первый момент, который человек, приходящий со своими семейными проблемами к духовнику, должен понимать, что духовник – не гуру, от которого следует ждать ответа на все жизненные или духовные вопросы.
Духовник не обязан быть прозорливым. И предвидеть все возможные проблемы вашей семьи.

Это очень важно, потому что очень многие, в особенности в паломничестве, в монастырях, и в Троице-Сергиеву Лавру едут – повсеместно, именно за этим едут.
Главное – чтобы духовник обладал даром рассудительности.
Опытом окормления семейных пар.

Вопрос уже в том, как увидеть этого рассудительного человека.
Для этого есть понятие рецепции Священного Писания и предания.
То есть, важно, чтобы человек ничего такого, что противоречит Священному Писанию не делал.

Существуют святоотеческие наставления семейным: молодожёнам, семьям.
Я подобрал цитаты из Иоанна Кронштадтского праведного, Алексея Мечёва праведника Московского, Феофана Вышенского и Паисия Святогорца, Иоанна Златоуста.
То есть, всегда есть ориентир на идеал.
Поэтому всегда нужно сопоставить: если нет диссонанса, то вы в нужной лодке.

И, конечно же, более авторитетно, чем те имена, что я перечислил, апостольское предание.
Для нас апостолы – столпы известные.
У Петра это 3-я глава женам и мужьям. Чаще открывайте 3-ю главу послания апостола Петра и читайте.
Для вас, честно говоря, общение с духовником сведётся к откровению помыслов и врачеванию каких-то порывов души.
Ориентиры будут задавать апостолы.

Там написано, как должна вести себя жена:

«Жёны, да будут вашим украшением не внешнее плетение волос».
Отсюда вопросы моды, которые переплывают в вопросы финансов и другие: у кого сколько туфель, юбок и т.д.

Вопросы мужьям – там тоже у апостола написано:
«Обращайтесь как с немощными сосудами».
Надо не абстрактно читать Священное Писание, как у нас читают.
Тебя волнуют проблемы семейной жизни – открывай 3-ю главу апостола Петра, 1-ю главу послания к Коринфянам – там всё написано.
Там всё урегулировано.

Вопросы интимной жизни, вопросы жизни с неверующим человеком.
Потому что у нас так: «Ага, муж неверующий – всё, я иду в монастырь
А ты читала наставления апостола?
Может ты вообще занимаешься отсебятиной. Ничего хорошего из этого не будет.

Ориентиры вот: батюшка рассудительный, опытный?
Проверьте по тем главам, которые я вам назвал.
Если он в духе апостольском, можете не сомневаться, слушать. Будет только польза.

Если где-то что-то батюшка начинает говорить не в духе апостольском – не стесняйтесь его не слушать.
Для Вас авторитетней мнение такого человека как апостол Павел, который был поднят до третьего неба, или батюшки, который говорит, не имея ни опыта, ни рассудительности?
Поэтому нужно всегда опираться на авторитеты Предания и Священного Писания.

Вот то, о чём я говорил в предыдущих вопросах по поводу перегибов, крайностей.
Важно, чтобы духовный наставник семьи не был ригористом в отношении семьи, скептиком.
Это я такой термин употребляю.

Е.Е. – «Ригоризм» – это «жёсткость». В переводе с латыни, откуда всё пошло, это «жёсткий», «однозначный».

О.М. – Что я в такой термин вкладываю. Каждый священник имеет либо положительный опыт семейной жизни, либо отрицательный.
Не имеет значения – монах или семейный человек.
Допустим, монах, который не имел семьи, но жил в счастливой семье, или монах, который имел семью, как вот у нас Владыка Лонгин (Жар), у него было трое детей, и он стал монахом, епископом.
Это только положительный опыт, принесённый из семьи.
Неважно, ты был белым священником и стал монахом.


Е.Е. – Хотя опыт родной семьи Владыки Лонгина – более чем плачевный. Отец, который их оставил, мама рано умерла.

О.М. – И, тем не менее, у него, значит, был опыт личной семьи.
Я говорю о том, что это неважно – где это положительное привито: в твоей собственной семье папы и мамы или у тебя привито с женой твоей.
Потому что есть несчастные люди, которые идут в монастырь, становятся монахами, исповедуют людей и говорят вещи, совершенно противоречащие духу Предания и Священного Писания.
И только потому, что они сами глубоко несчастны. Они недолюблены, о чём мы говорили ранее.


Е.Е. – А где взять столько долюбленных? Где же в наше пост-советское время взять долюбленных, когда каждая вторая семья в разводе была!

О.М. – Здесь всегда нужно понимать.Когда речь идёт о спасении души – не может быть компромиссов.
Допускать к душе человека, который тебе вредит – лучше вообще ни с кем не общаться.
Просто ходить в церковь, менять священников в плане исповеди: у одного поисповедался, у другого, особо внутрь себя никого не пуская.
Никого особо внутрь не пуская, но молясь: «Пошли мне, Господи, человека, разумеющего меня и могущего мною руководить». Это очень важно.
Но пускать всякого первого встречного и попавшегося и думать, что он – абсолютная истина. Это вредит.
Зачем иметь на лодке лоцмана, который ведёт тебя, извините меня, в пучину морскую, где ты утонешь? Это, по-моему, слишком большой риск.

Вот, и эти ригористы – из белого духовенства, которые имеют негативный опыт семейный, или монашествующие, они не могут поделиться положительным опытом создания семьи, то есть, нет созидания.
Это приводит к тому, что кого-то направляют в монастырь, видят в этом единственный выход из сложившейся ситуации.

Но ни в коем случае никому не приходит мысль о том, что стоит вспомнить примеры святых жён.
Берём маму святого Августина Монику.
Она прожила всю сознательную жизнь с неверующим мужчиной, который изменял ей, который вёл себя очень, мягко говоря, непорядочно.
Именно это в какое-то время жизни было для Августина каким-то шоком и неприятием христианства, потому что он считал христианство слабой религией.
А потом сам он крестился и перед смертью крестился его отец, который просил прощения у матери за все свои козлозлодеяния.
А она вымолила своего мужа, терпя все его грязные поступки и выходки. 
Наверное, нужно ориентироваться на святых жён, извините меня.
Не на неудачный опыт твоей личной жизни.
Это что касается ригористов, в том числе и среди монашествующих.

Вот что касается задачи и роли духовника, как я вижу из опыта общения с нашим семейным духовником.
Он является духовным связующим звеном между супругами.
И эта роль похожа на функции столяра, как говорил Паисий Святогорец.
«Если, – святой Паисий пишет, – две доски будут обтёсывать два разных плотника, каждый по-своему, то подогнать одну доску к другой никогда не удастся».
Это связующее звено, которое помогает увидеть, у кого сучок в глазу, где нужно вовремя стесать, убрать, чтобы они не были в антагонизме друг с другом.
Но при этом мудрый духовник никогда не будет указывать конкретно супругам, что им делать.
А предостерегает от того, что не стоило делать, так как это может повредить их семейной жизни.

У батюшки нашего Филарета была коронная фраза: «Я вам не советую этого делать, а вы смотрите, как знаете».
Таким образом, роль духовника не сводится к сухим инструкциям, как желают того многие прихожане, чтобы получить ответ на все сложившиеся вопросы, а заключена в умении слушать и слышать внутренний ритм жизни супругов.
И если духовник замечает какой-либо вид диссонанса в их жизни, то он помогает супругам устранить первопричину этих несогласий, а также подсказывает путь разрешения этой дисгармонии в семье.

 

Продолжение следует


Добавить комментарий:
Ваше имя *:

Ваш комментарий:



Введите число на картинке(защита от спама): 

Внимание! Тексты, содержащие ссылки сохранены не будут!


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Протоиерей Максим Бойко. Хотите иметь счастливую семью – ежедневно трудитесь над этим (3) | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. 451-07-41 )

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 31