Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. 066-996-2243
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Газета 'Колокол' № 110 август 2011 г. >> 11 августа – память прпмч. Серафима и Феогноста Казахстанских

11 августа – память прпмч. Серафима и Феогноста Казахстанских

Иеромонахи Серафим и Феогност мученически погибли 29.VII/11.VIII 1921 года  
Недалеко от столицы Казахстана города Алма-Аты (ранее - город Верный), на величественных вершинах Заилийского Алатау, в Аксайском ущелье, среди необычайной тишины и вечнозеленых тянь-шаньских елей, у места, называемого по-казахски Кызыл-Жарским урочищем, что по-русски значит "красный обрыв", возвышается поклонный надмогильный деревянный крест.
На каменном подножии его выгравирована надпись: Иеромонахи Серафим и Феогност мученически погибли 29.VII/11.VIII 1921 года.

В начале столетия в обширной по территории Туркестанской епархии, основанной в 1871 году, существовало три монашеских обители: мужская, Свято-Троицкий Иссык-Кульский миссионерский монастырь (освящённый Туркестанским святителем Преосвященным Александром (Кульчицким) в 1882 году), и две женские: Свято-Николаевская Ташкентская и Иверско-Серафимовская Верненская.

Вскоре возведены были стены и здания, устроены хозяйства Иссык-Кульского монастыря, но для выполнения своих основных функций в обители недоставало образованных монахов.

В начале XX столетия сюда были приглашены из прославленной старцами Рождество-Богородицкой Глинской пустыни Курской епархии несколько иноков, в том числе монахи Серафим (Богословский), Феогност и Анатолий.
Известно, что они вели высокоподвижническую жизнь и были образованными иноками.
Кроме того, отец Серафим был наделен иконописным талантом и имел прекрасный певческий голос, отец Анатолий был замечательным певчим и незаурядным регентом, отец Феогност имел хорошие административные способности.

К 1909 году монахи Серафим и Анатолий были призваны в Верный, где получили священный сан и служили в Успенской церкви Туркестанского архиерейского дома.
Но городская суета тяготила глинских монахов, и в свободное от служб время они удалялись в горное урочище Медео, где ими был устроен скит на сопке Мохнатой.

Монах Ираклий и иеромонахи Пахомий и Феогност оставались в Иссык-Кульском монастыре до 1916 года.

Летом 1916 года в Семиречье началось восстание киргизов, они напали на Иссык-Кульский мона-стырь и стали требовать ценности. Монахи сказали, что у них ничего нет.
Киргизы пошумели и велели к определенному дню приготовить ценности, какие есть, и пригрозили расправой в случае отказа.
Тогда часть монахов, в числе которых были отцы Феогност и Пахомий, ушли из монастыря - кто в горы, кто в ближайшие селения.
Отец Ираклий и монахи преклонного возраста остались, сказав: "Будь что будет. Мы уже старые и никому не нужны. Как Богу угодно".

В назначенный день оставшиеся монахи закрылись в монастыре и стали служить. Все исповедались, причастились. Киргизы приехали утром, принялись стучать в двери саблями. Монахи не открывали.

"На меня страх напал,- говорил отец Ираклий,- видимо, мне не время было умирать, неготовый я был.
Я побежал на колокольню. Ищу, где спрятаться. Метался, метался и подлез под тес, под лист железа.
Киргизы выбили двери, зашли в монастырь, стали требовать драгоценности.
Иконы побили, забрали церковную утварь - чаши, подносы, кресты. Потом во дворе началась казнь.
Я лежал под крышей, и мне все было видно. Было очень жарко, я чуть не сгорел, железо накалилось, хотелось пить, но пришлось все терпеть. Смотрел, как монахам саблями отрубали носы, уши, руки, ноги.
Сделают человека, как самовар, он кровью исходит, а я не знаю, что со мной тогда было.-
Рассказывая это, о. Ираклий называл замученных по именам и плакал.-
Потом одного старца повесили за ноги вниз головой и начали снимать с него кожу. Сняли кожу, дали кожу ему в рот и кричат: "Держи!".
Он висит вниз головой, держит кожу. Все окровавлено, все, как куски мяса.
Не пощадили никого, всех порубили. Под вечер, к заходу солнца, смотрю, киргизы сели на лошадей и уехали.
А я все под крышей лежу. Вижу, появились люди из селений, и ушедшие монахи стали подходить.
Тогда я стал вываливаться из своего убежища. Упал на пол колокольни, а у меня ни руки, ни ноги не работают. Пить хочу. Я катался по полу, чтобы хоть немного отойти.
Потом стал спускаться вниз - не шел, а катился.
И когда меня братья увидели, напоили водой: "Ты живой?" - "Живой".- "Как же ты спасся?" - "Да вот, я на колокольне был". Плачем все. К утру все раненые поумирали. Похоронили всех в общей могиле".

После этого события отцы Ираклий, Феогност и Пахомий ушли в город Верный.
В 1919 году монастырь был закрыт коммунарами. Мечта епископа Александра о миссионерской звезде не осуществилась.
Но не оставил Господь под спудом светильников, горящих любовью к Нему.

К приходу в Верный монаха Ираклия, иеромонахов Феогноста и Пахомия в скиту на Медео были поставлены деревянные кельи, поклонный крест, вокруг которого был разбит цветник, устроена под-земная церковь в честь преподобного Серафима Саровского.

Монахи чистотой своей жизни привлекали к себе верненцев, как простой народ, так и сановитых.
Отец Серафим как-то рассказывал: "Я заболел, лежал. И так мне захотелось рыбы! Вот лежу и думаю: "Если бы я поел рыбы, я бы оздоровил". Так хочу рыбы. И вот, к вечеру, слышу голоса на улице.
Открываю дверь кельи и вижу - стоит на пороге губернатор Фольбаум и говорит: "Батюшка, я тебе рыбки привез".
Батюшка про себя и подумал: "Господи, Господи, милость Твоя какая! Я только помечтал о рыбке - и сам губернатор мне ее привез".

К этому времени относится основание в Верном Иверско-Серафимовской женской общины, обращенной в 1910 году, по ходатайству епископа Туркестанского Димитрия, в женский общежительный монастырь.

В 1913 году в монастыре началась смута, и о. Серафим перевёл часть матушек в скит на Мохнатую сопку. Сами же монахи решили найти для своих подвигов более уединенное место.
Таким местом стал Аксайский скит.

Отец Серафим, человек строгой жизни и образованный, был духовником скита.
Родился он в городе Глухове в 70-е годы XIX века, в крещении наречен Александром.
Мать его была женщина кроткая и благочестивая. Ей было открыто Богом, что он примет мученическую кончину.
Когда Александр был еще мальчиком-гимназистом, мать как-то, проснувшись, плакала и говорила: "Сын мой, я видела во сне, что ты будешь мучеником".
Мать непрестанно о нем плакала, а он очень любил и жалел ее.
Как-то Александр играл на баяне и пел церковные песнопения. Мать слушала.
Вдруг он заметил, что она плачет, и спросил: "Мама, что ты плачешь?"
Она отвечала, что, когда он пел, она видела венец над его головой и Ангелов с ним, и опять повторила, что кончина его будет мученической.
Эти слова матери глубоко запали в его душу. Александр так рассуждал:
"Если кончина моя будет мученической, что искать мне в миру?".
И, достигнув юношеского возраста, он удалился в Глинскую пустынь.

В августе 1921 года все пятеро монахов Аксайского скита пошли в город в Никольскую церковь на праздник великомученика и целителя Пантелеимона.
Трое из них возвратились в горы.

Через день разнеслась весть об убийстве монахов. Монахиня Магдалина сообщает:
"Подошли к батюшкиной келье, а он, как убили его, так и стоит на коленочках, одной рукой за столбик держится, в другой - четки. А о.Феогност лежал в своей келье на лежанке, будто спал".

Отец Анатолий нам все рассказал:
"Вечером 28 числа приехали трое красноармейцев на лошадях с ружьями.
Отец Серафим принял их в своей келье, напоил чаем с медом, постелил под елкой сена и уложил спать.
Сам ко мне прибежал, говорит: "Какие-то подозрительные приехали, пили чай, молчали, как звери кругом смотрели. Положил их спать - не спят, все разговаривают".

Отец Серафим всегда проповедовал о конце мира.
Всегда, кто бы к нему ни пришел, не боялся, говорил, разъяснял, что будет; об этом времени, что сейчас идет, он все рассказывал.
Вот и говорит ему о.Анатолий: "Ты не ошибись, что сказать..." - "Какое там, я их боюсь, у меня вся душа трепещет".

Легли эти трое спать, а о.Серафим не спал.
Наверное, правило на улице читал, раз на коленочках, и четки с ним.
Под утро красноармейцы подошли к нему, наставили ружье в спину, он и закричал: "Анатолий!"
Закричал, а они в это время выстрелили.
Отец Анатолий понял, что они убили его, и побежал на гору и по горе вниз, на пасеку.
Прибежал чуть живой, без одежды, весь побился и едва не утонул в реке.

А они по дорожке пошли к о.Феогносту. Отец Феогност имел обыкновение по ночам молиться в пещере.
Возможно, устал от ночной молитвы, прилег в своей келье отдохнуть - Бог знает - но как лежал он, скрестив на груди руки, так и остался: они в сердце ему выстрелили.
Красноармейцы обыскали кельи, надеясь найти деньги, но, не найдя ничего, ушли.

На другой день приехали милиционеры, посмотрели, разрешили хоронить.
Вырыли могилу, покрыли ее досками и без гробов, завернув монахов в мантии, похоронили.

"А потом у нас отпевали, в скиту на Мохнатой сопке,- продолжает м.Магдалина.-
Отец Анатолий отпевал. Как он плакал, о.Анатолий!
И сорок дней служил на Медео в келье о.Серафима, которую батюшка сам выстроил.
И во всех церквах, которые в городе были, служили сорокоуст.
Везде каждый день обедня шла, потому что их очень чтили все.

На сороковой день по смерти батюшек дочь р.Б. Евдокии Волковой, семью которой о.Серафим часто навещал, восьмилетняя Стефанида, перед пробуждением видела сон: идет о.Серафим с радостным сияющим лицом, впереди его - горящая свеча на подсвечнике, а сзади, тоже очень радостный, идет о.Феогност.
Одеты они были в том, в чем похоронены - о.Феогност в подряснике, на о.Серафиме поверх подрясника легкий полушубок, который он надевал в ночь убийства, укрываясь от горной прохлады. Шли они на поклонение Господу.

В этот момент мать разбудила девочку, и та заплакала:
"Мама, их встречали Ангелы, но ты не дала мне досмотреть, как Господь даст им новую одежду".

Убийц нашли, но военный трибунал судить их отказался.
Сказали так: "Они убили монахов, а монахов мы и сами убиваем".
Впоследствии эти трое совершили другие преступления: убили в городе несколько человек.
Их судили и приговорили к расстрелу".
В настоящее время на месте Кызыл-Жарского скита открылся мужской монастырь - Аксайская Серафимо-Феогностовская пустынь.

По страницам книги "Крест на Красном обрыве"


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Газета Колокол | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009-2019 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 14