Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. (044) 451-07-41
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Газета 'Колокол' № 170 август 2016 г. >> Мы сподобились великой благодати Божией. Беседа с прот. Александром Билокуром (1)

Мы сподобились великой благодати Божией. Беседа с прот. Александром Билокуром (1)


Читайте также:
 

 

Беседа с прот. Александром Билокуром
по завершении Всеукраинского Крестного хода (1)

Е.Е.: Батюшка, мы только что пережили уникальное событие – самый многочисленный и длительный Крестный ход на территории Украины. Крестоносцами преодолены более 700 км от Святогорской Свято-Успенской Лавры и около 500 км от Почаевской Свято-Успенской Лавры.
Наш храм – первый на въезде города со стороны Житомира, Львова, Западной Европы – принимал наших братьев и сестёр с Западной Украины.
Хотелось бы услышать Ваши размышления, узнать о ваших впечатлениях, переживаниях.

о. А.: Традиция крестного или молитвенного хода своими корнями уходит в Ветхий Завет.
Мы помним, что когда евреи шли по пустыни в землю обетованную, то на их пути возник оплот язычества – Иерихон, который нужно было преодолеть.
И мы помним, что было повеление обходить Иерихон с трубным звуком громогласным и несением Ковчега Завета.
И, как известно, после семикратного прохождения стены Иерихона пали.

Традиция христианских ходов имела место с первых веков, тогда уже происходили молитвенные шествия с литаниями так называемыми, когда народ Божий останавливался и молился, возносил свои молитвы к Богу.
Даже вот и праздник мы знаем – Изнесение Древа Христа, который совершается 14 августа.
Крестные хода благословляли в Константинополе, когда имели место смуты, бунты, военные события, угроза врагов…
Они шли по городским стенам, по городским кварталам с молитвой и – самое главное – с покаянием.

Поэтому крестный ход – это, прежде всего, покаянное делание, такое делание, когда мы приносим Господу плод покаяния.
Переносим трудности, жажду и голод, труд и болезнь для того, чтобы принести своё сокрушение.
И в наше время, уже в XXI веке, проблем не меньше, чем было 2 тысячи лет назад.
Это проблемы, связанные с разделением церкви на Украине, с нерешёнными вопросами, которые ещё усугубились на востоке в связи с военным конфликтом.

И несколько последних лет, начиная с празднования 1025-летия крещения Руси (с 2013 года – прим. ред.), крестные хода шли с Владимирской горки (сначала из Лавры на Владимирскую горку и обратно).
В прошлом году был уже Всеукраинский ход, которым ходили паломники со всей Украины, потом прошли от памятника князю Владимиру в Лавру.

А в этом году Блаженнейший митрополит Онуфрий благословил Крестный ход Всеукраинский – ход мира, любви и покаяния – от восточной Святогорской Лавры и западной Почаевской.
И это благословение приняли монахи, прежде всего, священнослужители, и думали, что будут там десятки, сотни мирян.
Нам позвонили и сказали: «Готовьтесь, к вам придёт 150-200 человек крестного хода», но, как мы видим (и свидетели тому жители почти всех областей Украины), что крестный ход – он как снежный ком набирал людей, набирал, проходил через города, сёла, посёлки. Фактически присоединялись все жители.

Что касается нашей стороны, то мы сподобились великой благодати Божией принимать Крестный ход из Почаева.
Когда паломники уже подходили к нам, их остановили в 12 км: была угроза радикальных сил не пускать в Киев, они приняли решение пойти в обход – и добавили к остававшимся 12-ти километрам ещё 8.
Они пошли на Ирпень, через Романовку зашли в наш район с другого конца, так что Господь благословил и массив Ново-Беличи, и частный сектор Беличи, все Беличи. Пошли разговоры, что кто-то договорился специально с крестным ходом, чтобы они прошли по всему району.
Наш район имеет, наверное, самый продолжительный путь по Киеву, не считая Печерска.

Чувство, которое возникало, само по себе непередаваемое.
Те, кто был, кто участвовал, все, кто шёл, ощущали реально благодать Божию.
Невозможно описать, что это такое, как невозможно описать, что такое «сладко»: пока человек не попробует мёд или сахар, ему не понять, что такое «сладко».
Так человеку неверующему нельзя объяснить, что такое благодать Духа Святого, которую и мы ощущали, находясь рядом с Крестным ходом.
Хоть я и чуть-чуть там побыл, когда подвозили воду в течение дня, готовились принимать, принимали гостей.
Но когда они уже шли рядом с нашим храмом по улице Чернобыльской, то сверкание хоругвей, всё вообще – впервые в жизни было ощущение такое, что это воинство Христово, та непобедимая сила, о которой Христос сказал: «Я создам Церковь, и врата ада Её не одолеют».

И на самом деле, перед этой силой армии Христовой воинов рабов Божиих ничто не устоит, потому что брань наша не против плоти и крови.
Мы совершенно не имели никакой обиды или зла на людей, которые неразумно пытались нас не допустить или остановить, или даже по своей глупости яйца бросали и в иконы попадали.
Не понимают. Больные люди, они духовно и душевно больные.
Мы знаем, что очень плохо заканчивали те люди, которые войну против Бога объявляли.
И даже в басне Крылова небезызвестной говорится, что некое мелкое животное тявкало, лаяло, а слон себе шёл и не обращал внимания.
Так и крестный ход. Он – единая сила, единый организм. Он шёл и пришёл сюда, в наш храм.

Меня очень удивило и тронуло, что наши прихожане, сёстры все, всё наше благочиние, храм о. Адама несколько сотен человек кормили, ночлег организовали, и в храме 40-ка мучеников Севастийских тоже.
Благовещенский собор, храмы на Петропавловской Борщаговке – Рождества Божией Матери и Симеона Столпника – все приняли участие.
Другие благочиния – Голосеевское, Печерское – подвозили сюда постоянно воду, подвозили продукты.
Продукты нам привозили из Голосеевского монастыря, из Томашовки. Фактически всё было, кормили людей 2 дня.
Это не наша заслуга, это труды православных христиан, обителей, храмов, которые присоединились к ходу таким образом.

Когда западная ветвь Крестного хода соединилась уже с восточными собратиями, и иконы встретились – Почаевская икона и Святогорская, Богородица ещё и ещё раз Свою славу явила.
И когда у нас в храме мы взирали на икону, то чувствовали, что это была не просто икона, которую мы видим.
Ни для кого не секрет, что это не оригинал, а чудотворный список, но это не имело значения, мы чувствовали, что здесь Богоматерь.
Чувствовали Её реальное присутствие, реальное благословение.
Всё делалось очень легко, без напряжения.

Меня поразило смирение паломников. Я привык видеть много людей в храме, но такое огромное количество людей, которые смиренно, простите, стояли в очередь в туалет, ждали своей очереди помыться в душе, смиренно ожидали, чтобы их накормили, стояли в очереди за едой и на поселение… это смирение, в самом деле, и есть дух христианства.

Е.Е.: И это после целодневного стояния на солнце, а ночью по лесу в обход и бабушки, и на колясках, и с младенцами…

о. А.:  Да-да-да! Люди обычные, люди, которые уже на пределе сил, на грани стресса.
То есть, эти люди были благословлённые Богом и Богородицей, были духовно наполненные.
Хотелось возле них рядом находиться, благодаря тому деланию, которое они совершили.
Потому что многие из них шли из самого Почаева. И в наши дни возможно подвижничество.
Мы в самом деле были друг другу братьями и сёстрами.
И когда разбирали паломников домой, то на следующее утро говорили, что на самом деле как ангелов их принимали.
Радость общения, когда неизвестные люди тут же чувствовали себя как ближайшие родственники, приглашали друг друга, обменивались адресами, чувствовали, что мы одна семья.
И многие остались и живут до сих пор и говорят, что ещё приедут.

Надеемся, что в следующем году этот ход будет ещё более организован – хоть и так он хорошо был организован.
Случались какие-то незначительные моменты, но, я думаю, было бы, конечно, это не существенно, и хорошо бы продолжить такие длительные прохождения: конечно, не для внешнего мира, а, в первую очередь, для нас самих.
Потому что это не какое-то такое специальное действие, как нас пытались обвинить, будто бы Московский Патриархат пытается популяризировать идею русского мира.
Мы «популяризировали», а, говоря по-нашему, проповедовали мир Христов.
Люди шли с миром Христовым, они шли, сами каясь в своих грехах.
Это меня тоже удивило. Они читали Иисусову молитву.

Плохо осуждать, но когда смотришь репортажи с Крестного хода наших братьев из Киевского "Патриархата", то видишь, как они идут и поют почему-то песни народные. Народные песни – это хорошо, но, как бы там ни было, крестный ход – не время пения народных песен: про червону калину, «мы за Україну и за її волю», «реве та стогне Дніпр широкий»…
Это же не крестный ход, а просто народная какая-то манифестация, гулянье.
Потому что в КП отсутствует дух благодати и веры, это безблагодатная организация. 
Вот посмотреть одни и те же телекомпании – «Эспрессо», «Интер», другие, они снимали и тот, и другой Крестный ход и можно видеть, где действительно Крестный ход, а где просто люди идут, как на демонстрациях раньше ходили, поют, будто это увеселения – и с лозунгами за «Єдину церкву».
Тоже вопрос. И мы все за «єдину церкву». Но есть определённый механизм.
Церковь должна быть не национальной, а – чтобы быть благодатной – должна быть в составе вселенских церквей.
Вопрос тем, кто идёт с гаслами, с лозунгами, их руководителям: «А что мы для этого делаем?».
Вопрос тем, кто находится в расколе. Что вы делаете, чтобы быть поместной церковью?

Ведь понятие «единой» – это что такое? Церковь должна быть вселенской, должна жить по канонам.
А когда каноны попраны, это нужно исправить, покаяться в этом нужно.
Крестный ход на это и был направлен, чтобы наших братьев и сестёр, находящихся в расколе, побудить каяться.
Мы их не осуждаем и не учим каяться, а сами каемся и учимся каяться, учимся молиться, жить в мире, в любви.
Вот эта история, когда под Борисполем бросали яйца, обливали чем-то.
Паломники шли смиренно, не огрызались, как часто бывает на любой демонстрации.
Чуть что не так – сразу начинают ругаться, драться, а тут люди идут смиренно и молятся. И никого не боятся.
Поэтому я думаю, что этот крестный ход показал, что церковь на Украине есть, она жива, и Господь в этой церкви присутствует.
И как бы там ни пытались порочить нашу церковь, и сказать «Вот, очередная акция, провокация не удалась», ничего не выходит.

Да не было же провокации, это вы решили, что она должна быть!
Вы решили призывать к провокациям, чтобы силовые структуры Украины приложили все усилия к тому, чтобы нам ничего не угрожало.
А наш крестный ход никакой угрозы никому не нёс, ничего подобного не было.
А они решили, что победили виртуальную угрозу, которую сами придумали. Раз так считают – хай тішаться.

 


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Газета Колокол | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. 451-07-41 )

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 25