Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. 066-996-2243
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Газета 'Колокол' № 187 январь 2018 г. >> Хотите иметь счастливую семью – ежедневно трудитесь над этим. Интервью с о.Максимом (1)

Хотите иметь счастливую семью – ежедневно трудитесь над этим. Интервью с о.Максимом (1)

Читайте также:


Из интервью с протоиереем Макимом Бойко
 (полный текст на сайте храма 6.12.2017)


Е.Е. Отец Максим, наш недавний разговор – просто разговор обо всём, вышел на уровень беседы, которая важна, как мне кажется, для тех, кто готовится вступить в брак, а может и кто уже в браке.
Речь пойдёт о
духовнике семейном – не таком частом явлении, к сожалению, в нашей жизни. У
вас есть удивительный личный опыт такого общения и некоторые результаты. Поэтому, если можно, мы поговорим о том священнике, который стал вашим семейным духовником.
Но прежде кратко вот о чём.

Говорит апостол Павел в послании к Евреям: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их».
Кого из уже отошедших ко Господу Вы могли бы назвать наставниками и кому и в чём хотели бы подражать?


О.М. – Что касается наставников, то я бы, конечно, разделил на несколько групп, потому что одни на меня духовно повлияли как примеры пастырства; другие повлияли как хорошие семьянины. И, конечно, святители, как покойный наш Блаженнейший Владыка Владимир.
Здесь уже не пастырство, здесь уже благовестничество.  Поэтому сегодня более уместно говорить не столько о святительстве Блаженнейшего Владимира, сколько о тех людях, которые помогли и помогают мне ныне созидать домашнюю церковь.

Прежде всего, вспомнить отца Михаила Бойко – моего однофамильца.
Некоторые почему-то считают, что я являюсь его внуком или сыном, но это не так.
Мне просто близок по духу этот человек.

Я с ним знаком благодаря своему духовнику – протоиерею Фёдору Шеремете.
Они были друзьями и когда служили в Кирилловской церкви, мне приходилось общаться с батюшкой, слышать его проповеди, видеть его богослужения.
Здесь, конечно, момент был очень важный для меня: его любвеобильность – ко всем.
Для меня всегда было загадкой, откуда?
Потому что, с одной стороны, это дар Божий, как говорит апостол Павел: «вершина совершенства», но, в то же время, это был какой-то плод чего-то.
И вот я понял только со временем, что это плод его семейной жизни. Он был счастливым семьянином.
Семеро детей, множество внуков… И вот этой любовью он умел делиться.
В моей уже семейной жизни примеры о. Михаила Бойко не прошли бесследно.
Старшего сына я назвал Мишей, Михаилом в честь отца Михаила Бойко.  

Что касается устроения домашней церкви, то второго человека мне бы хотелось вспомнить.
Это наш семейный духовник, наш с матушкой общий, насельник Троице-Сергиевой Лавры.
Игумен Филарет (Харламов) покойный.


Е.Е. Настоятель Сергиевского скита Свято-Троицкой Сергиевой Лавры о. Филарет упокоился 29 июля 2015 года, незадолго до кончины став архимандритом.

О.М. – Это была очень тяжёлая утрата для нас с матушкой.
Он очень повлиял именно в плане воспитания нашей семьи, воспитания меня как главы семьи.
К сожалению, очень мало внимания уделяется напоминанию супругу – мужу, что он – глава.
Глава – это не командир, глава – это тот, кто несёт ответственность за всё. Не только тот, кто зарабатывает.
Некоторые мужчины современные считают своим долгом принести какие-то материальные блага в дом – и больше от них никто не имеет права ничего требовать.
Но это совершенно ошибочно.
И я усвоил это именно благодаря отцу Филарету.


Е.Е. – Батюшка, прошу прощения, перебью. Отец Филарет, он был семейным человеком до принятия монашества или сразу стал монахом?

О.М. – Нет, он сразу стал монахом. Отец Филарет рос в счастливой полноценной семье, получил достойное воспитание.
По тому, каким он делился опытом, ясно, что человек недолюбленный таким никогда бы быть не мог.
Он был ходячей излучающейся любовью, скоплением добра – не сентиментальности, он не был сентиментальным человеком, он был достаточно ровным, сдержанным, прямолинейным.
Он мог прямо сказать, не жёстко, конечно, но прямо сказать.
Сказать так: «Я тебе не советую этого делать, а ты решай сам».
Он никогда не давил на чувства, никогда не давил на авторитет, никогда не давал намёка та то, что ты его чем-то ущемляешь.
Поэтому его уход для нас открытая рана, она до сих пор ноет.
Мы сейчас живём с матушкой тем, что думаем: «Как бы поступил отец Филарет


Е.Е.Как у него получалось сочетать монашеское своё устроение с таким мудрым руководством семейными людьми? Что его отличало? Какими были черты, которые теперь никто не может заменить? 


О.М. – Здесь, прежде всего, общность традиции.
Он был приобщён к традиции дореволюционной, он был сродни ей.
Не раз я приходил к батюшке с матушкой или сам приходил посоветоваться, и он меня удивлял.
Вроде человек с седой бородой, а он говорил: «Знаешь, приди ко мне через два-три дня»
Я говорил: «Батюшка, а что такое? Вы будете молиться?» – «Да нет, я пойду к старцам, к старикам нашим, посоветуюсь».
А стариками называл монахов лет по 90, по 100 лет. То есть, он не стеснялся чувствовать себя юношей с седой бородой.
Так поступал он и подобные ему.
А таких людей было на самом деле много, но немного было монашествующих в Лавре, которые окормляли семьи.
К сожалению, многие люди, которые в Троице-Сергиеву Лавру приезжают, в другие Лавры приходят, они приходят с болью либо разбитых сердец, либо разбитых семей, и наше пастырство больше «разруливает», если можно так модным словом сказать, ситуации негативные.


Е.Е. – А вам созидательно надо было!

О.М. – Да, нам не нужно было совета в плане того, как не надо, мы сами это понимали, нам нужен был совет, как созидательно развивать отношения.
Второй момент, что в нём было отличительного – это беспристрастность.
Моя матушка была его духовным чадом, и мы до супружества по согласию приняли решение, что её духовник станет нашим семейным духовником.
Но, тем не менее, в нём была беспристрастность. То есть, он нас не делил.
Скажем, из-за того, что матушка – его духовное чадо, и у неё вроде бы какие-то бонусы в его глазах, он больше ей доверяет, знает лучше.
Оказалось, человеку, просвещённому духовно, всего этого не нужно.
Потому что у него светлый разум, чистое сердце – он видит насквозь. Иногда у меня возникало такое чувство.
Да что там, постоянно присутствовало.

Но чем отличалось такое чувство.
Ты понимал, что он никогда тебе не скажет, даже если что-то видит что-то такое до тех пор, пока ты сам не будешь готов к этому.
Это, конечно, рассудительность. У святых отцов мы читаем и знаем, что рассудительность – это дар Божий.
Этого объяснить нельзя. Это потрогать нельзя.
Это только в общении с человеком опытно можно ощутить.
Когда у меня была очень тяжёлая жизненная ситуация, он сказал то, что буквально сбылось спустя полтора года.
И не потому, что он был прозорливым, это был дар рассудительности.
Он видел, как развиваются отношения в той ситуации, в которой мы находились, и сказал: «Будет именно так».
Когда он это говорил, я отвечал: «Отец, Вы что? Вы говорите какую-то глупость просто
Он говорил: «Ну, извини
Наверное, он поэтому и сказал: «Пойду поговорю со старыми батюшками лаврскими, а тогда передам тебе».
Хотя я думаю, что у него ответ был уже готов.
Он просто не желал только на себя это брать, чтобы подкрепить в моих молодых глазах авторитет.

Ещё можно добавить трезвомыслие.
Это был очень трезвомысленный человек. Что я подразумеваю под трезвомыслием.
Рассудительность – это как добродетель, дар Божий, а трезвомыслие – это определённое качество, которое приходит в результате своих личных усилий, труда, честности перед собою.
Он трезво смотрел на вещи и искренне, честно и прямо говорил.
И вот этот момент в отношении с ним был самым неудобным.
Ты мог услышать то, что тебе не понравится.
Он мог назвать свинство – свинством, допустим, чванство назвать чванством, в какой-то момент подлости человеческой мог сказать: «Ты знаешь, вот это подло».
Он не придумывал какие-то слова, чтобы это украсить. Он просто говорил.

Е.Е. – Обижались?

О.М. – Да, бывало, конечно. Но обижался от непонимания: в возрасте была большая разница.

Ещё одна из особенностей его личности, которая была для нас неповторима (многие отцы, конечно, этим одарены) – это неспешность в преподавании советов.
Он никогда не говорил сию минуту.
Не было таких чудес формальных, когда приходишь на исповедь, и у батюшки готовы ответы на все вопросы.
Всегда удивляла его выдержка. Ты мог говорить, а он – нам уже не хватало терпения – молчал. Он тебя просто слушал.
Так долго, что ты уже говорил: «Отец, что ты молчишь? Что Вы молчите

И только с возрастом, когда у тебя появились уже свои дети, прошло какое-то время священства, только потом ты понимал, что человек молился. А ты ему мешал.
Потому что он ещё не слышал от Бога вразумления.
Это вот тоже один из признаков мудрого человека.
И это тоже приходит только с опытом, этому тоже нельзя научиться.
Вернее, научиться можно, только находясь рядом с таким человеком.
И он научился, потому что было у кого учиться.

И последнее. Воздействовало на нас не удивление, а подтверждение его слов.
Подтверждение его слов и советов мы на практике в жизни видели.
Это серьёзный, глубокий, ответственный и – самое важное – связанный с традицией Церкви, с Преданием Церкви человек. Это самое важное.
Потому что мы потом видели всё на своей жизни – на  всём, что происходило в нашей семье, печально или не печально – в некоторых случаях это было печально, потому что не всегда мы держались того, что он нам советовал.
Не всегда это выполняли.
Но благодаря его молитвам и тогда, и когда он ушёл на небо и сейчас там за нас молится, мы это чувствуем, мы всё это увидели на жизни.
Как Савл, тогда ещё не христианин, которому было сказано: «Что, трудно тебе идти против рожна?», мы тоже не раз шли против рожна, тоже наступали на грабли.


Е.Е.Как потом «выруливали»? Были ли епитимии или как всё решалось?


О.М. – Нет, епитимий не было. Был момент, наверное, очень глубокой печали, мы это чувствовали.
Он мог сказать: «Ну как вы могли так поступить
Когда сразу мы не понимали, что это принесёт очень большой вред.
В нём не было совершенно юридизма.

Я думаю, что наставник, которого посылает тебе Господь на пути жизненном, на определённом твоём этапе соответствует твоему устроению.
Нас батюшка Филарет в семейной жизни сопровождал до той границы, когда нам его присутствие было необходимо.
А потом Господь его просто забрал, потому что так отдаваться пастырству, как отдавался он, умерев просто от сердечной недостаточности, болея всю жизнь сердцем – это тоже подвиг.
Он очень болезненно переживал, когда видел какие-то нестроения, когда были разлады в семьях, когда были предпосылки к разводу или наоборот, когда чада не слушались совета и женились или выходили замуж совершенно неразумно.

Когда он говорил: « Я не советую тебе этого делать, потому что человек до конца тобой не понят или не раскрыт».
А потом это происходило, и батюшка очень переживал. Молился. Он такой был: он брал на себя.
Я недавно узнал одно армянское выражение.
Когда армяне прощаются, они говорят «Печаль твою и скорбь я разделяю с тобой и беру на себя».
Вот в нём это очень было, очень было. Видно было до такой степени, что не суждено ему было прожить, как многие монахи живут, до 90 лет.
Хотя поводов для того, чтобы иметь такое слабое здоровье, не было.
Я имею в виду дурные привычки или что-нибудь ещё.
Просто это вот такое растворение в проблемах других людей, самоотдача как у шахтёра, который роет до последнего, когда уже даже ссадины на коленях и на локтях.

Продолжение следует


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Газета Колокол | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009-2019 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 10