Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. (044) 451-07-41
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Иконы Храма >> Внешние иконы >> Икона и житие преподобного Антония Печерского

Икона и житие преподобного Антония Печерского

Икона и житие преподобного Антония Печерского
Читайте также:

Празднование памяти:
10 июля / 23 июля;
2 сентября / 15 сентября — вместе с преподобным Феодосием Печерским;
28 сентября / 11 октября — в составе Собора преподобных отцов Киево-Печерских, в Ближних пещерах почивающих.
Преподобный Антоний по праву считается основоположником русского монашества («началником рускым мнихом», по выражению Симона и Поликарпа, авторов Киево-Печерского патерика).

Биографические сведения о нем скудны и во многом противоречивы. Согласно Сказанию «что ради прозвася Печерский монастырь» в составе «Повести временных лет», Антоний родился в г. Любече (на Днепре, недалеко от Чернигова) в самом конце X или в начале XI в. Его мирское имя — Антипа — называет единственный и притом относительно поздний и не слишком надежный источник — т. н. Летописец Переяславля Суздальского (в «Повести временных лет» в тексте очевидный пропуск). Решив всецело посвятить себя служению Богу, будущий подвижник отправился в Грецию — на Афон (Святую Гору), где принял пострижение в одном из монастырей с именем Антоний. (Поздняя афонская традиция, возникшая, по-видимому, не ранее XVIII–XIX вв., утверждает, что произошло это в Есфигменском Вознесенском монастыре, где в середине XIX в. была построена часовня в честь преподобного. Однако никаких исторических оснований это предание, по-видимому, не имеет.) По прошествии нескольких лет греческий игумен отправляет Антония обратно на Русь. Летопись приводит слова, с которыми он обратился к Антонию: «Иди в Русь опять, и буди благословленье от Святыя Горы… яко от тебе мнози черньци быти имуть». Вернувшись в Киев, Антоний обошел здешние монастыри, но не удовлетворившись существующими в них порядками, «поча ходити по дебремъ и по горамъ, ища кде бы ему Богъ показалъ»; наконец, он поселяется в пещерке близ княжеского села Берестовое под Киевом, которую, по преданию, «ископал» будущий киевский митрополит Иларион незадолго до своего поставления на кафедру (1051): «приде на холмъ, иде бе Ларионъ ископалъ печерку, и възлюби место се, и вселися в не».

Когда произошли эти события, точно не известно. «Повесть временных лет» сообщает о появлении Антония в Киеве под 1051 г., но эта дата поставления на митрополию Илариона. Между тем берестовская «печерка» могла освободиться раньше названной в летописи даты, а потому возвращение Антония на Русь предположительно можно отнести к 40-м гг. XI в. Не исключено, что оно связано с частичным запустением Святой Горы в 1042–1044 гг. из-за нападения на полуостров арабов и сильнейшего неурожая. Из несохранившегося Жития преп. Антония (на него ссылаются составители Киево-Печерского патерика) мы знаем, что и сам Иларион был пострижен Антонием и лишь после этого «священьства (здесь: святительства. — А. К.) сподоблень», что определенно указывает на время до 1051 г. В некоторых поздних летописях (например, Летописи Авраамки) имя Антония упоминается под 1037 г.: «При семъ (т. е. при Ярославе Мудром. — А. К.) и Антоний Печерьскый бысть»; но это указание (в сущности означающее лишь то, что Антоний пришел в Киев в княжение Ярослава), по-видимому, связано с читающимся под тем же годом летописным известием о начале монастырской жизни в Киеве вообще.

Совершенно по-другому излагают историю возникновения монастыря позднейшие печерские источники и, в частности, та версия Сказания «что ради прозвася Печерский монастырь», которая вошла в т. н. Кассиановскую 2-ю редакцию Киево-Печерского патерика, составленную в 1462 г. печерским уставщиком Кассианом. Согласно этой версии, Антоний дважды покидал Русь и отправлялся на Афон: первое путешествие отнесено ко времени князя Владимира Святославича (ум. 1015); вернувшись после пострижения в Киев, Антоний вселяется в пещеру, «юже беша ископали варязи». Вскоре, после начавшейся смуты, Антоний, «видя таково кровопролитие… пакы бежа в Святую Гору»; окончательно же он возвращается на Русь после поставления Илариона, и далее текст «Сказания» практически совпадает с летописным. Еще более поздняя печерская традиция уточнила датировки обоих путешествий Антония. Согласно Густынской летописи (XVII в.), первый раз он вернулся на Русь в 1013 г., в 1017 г. удалился вновь на Афон, а окончательно возвратился в Киев в 1027 г. В позднейших списках печерских игуменов начало подвигов Антония датировано 1012 г. Однако эта версия признается исследователями недостоверной, и споры идут лишь по поводу того, когда именно она возникла — при составлении ли недошедшего до нас Жития преп. Антония (как полагал А. А. Шахматов), или, что кажется более вероятным, позднее — возможно, под пером самого Кассиана, использовавшего устные предания, занесенные в Киев непосредственно с Афона, насельники которого во второй половине XV в. были чрезвычайно заинтересованы в усилении связей с православной Русью (мнение Д. И. Абрамовича), или кого-либо из его предшественников.

Поселившись в берестовской пещере, Антоний попытался воплотить в жизнь те идеалы монашества, с которыми познакомился на Афоне.

«И поча жити ту, моля Богу, — свидетельствует летописец, — ядыи хлебъ сухъ и тоже чересъ день, и воды в меру вкушая, копая печеру и не да собе упокоя день и нощь, в трудехъ пребывая, въ бденьи и в молитвахъ».
Узнав о его подвигах, окрестные жители начали приходить к нему за благословением, принося ему все, «еже на потребу бе». Вскоре к Антонию присоединяются другие подвижники, в том числе будущие печерские игумены Никон и Феодосий, Моисей Угрин, позднее, уже при князе Изяславе Ярославиче (с 1054) сын княжеского боярина Варлаам и княжеский «каженник» скопец Ефрем.

Сам князь Изяслав Ярославич,
«увидевъ житье его, приде с дружиною своею, прося у него благословенья и молитвы; и уведанъ бысть всеми великыи Антонии и чтимъ, и начаша приходити к нему братья, и нача приимати и постригати я». Когда число братии достигло двенадцати человек, «ископаша печеру велику, и церковь, и кельи».
Так было положено начало самому крупному и самому прославленному монастырю древней Руси, получившему название Киево-Печерского.

Антоний отказался стать игуменом созданной им обители.
Летопись особо подчеркивает его любовь к затворничеству, уединению даже от братии, что, по-видимому, объясняется влиянием на него опыта жизни отшельников-анахоретов Святой Горы.
Сразу же после поставления, по его благословению, первого печерского игумена Варлаама (это произошло ранее 1062 г.) Антоний выкопал себе новую, отдаленную пещеру и стал жить в ней, «якоже, — как объяснил он братии, — и преже бяхъ обыклъ уединивъся жити». Братия же приходили к нему за советом и благословением при принятии каких-то важных решений, касавшихся монастырской жизни. Так было, когда братия из-за увеличения числа черноризцев решили поставить церковь вне пещеры, на поверхности Берестовской горы; тогда Антоний послал к князю Изяславу Ярославичу с такими словами: «Се Богъ умножаеть братью, а местьце мало; да бы ны далъ гору ту, яже есть надъ печерою». Изяслав исполнил просьбу, и братия поставили небольшую церковь во имя Пресв. Богородицы, келии и ограду, выведя таким образом монастырь на поверхность. Так же было и после того, как Изяслав вывел игумена Варлаама из Печерского монастыря и поставил его игуменом основанного им Дмитриевского монастыря (ок. 1062). Братия пришли за советом к Антонию, и тот назвал им имя Феодосия: «да сь будеть вамъ игуменъ».

Впрочем, летописное Сказание «что ради прозвася Печерский монастырь» содержит явное противоречие в описании затворнической жизни преп. Антония. По словам летописца, «ископав» новую «печеру, яже есть подъ новымь манастырем», Антоний в ней же и «сконча животъ свои, живъ в добродетели, не выходя ис печеры лет 40 никдеже». Но это, несомненно, противоречит действительности. И дело не только в том, что, поскольку преп. Антоний преставился в 1073 г., его затворничество — вопреки прямым свидетельствам летописи — следовало бы датировать 1033/34 г., чего никак не могло быть (по предположению, высказанному еще В. Н. Татищевым, цифра «М», т. е. «40», могла появиться при переписывании летописи в результате механической ошибки из цифры «И», т. е. «8», присутствовавшей, по словам историка XVIII в., в ряде виденных им рукописей). Из других источников мы определенно знаем, что Антоний далеко не всегда чуждался мирской деятельности и политических страстей, бушевавших за стенами обители.

По крайней мере дважды ему приходилось вступать в конфликт с княжеской властью и покидать пещеры. В первый раз это произошло еще на заре существования обители, когда киевский князь Изяслав Ярославич прогневался на печерских старцев из-за пострижения Варлаама и Ефрема. Как рассказывает Нестор, автор Жития преп. Феодосия, дело дошло до того, что «Антоний… и иже с ним, въземше одежда своа, отъидоша от места своего, хотяще отъити въ ину область», и лишь супруга Изяслава, полька Гертруда, сумела уговорить князя примириться с иноками и вернуть их обратно. К слову сказать, судя по Житию преп. Феодосия, Антоний поддерживал добрые отношения с супругой Изяслава в течение долгого времени, и не случайно некоторые исследователи допускают, что княгиня была его духовной дочерью.

Еще более острым оказалось второе столкновение Антония с князем Изяславом, связанное на этот раз, как можно думать, с политическими пристрастиями старца и приведшее к его временному уходу из Киева. Из Киево-Печерского патерика известно, что в 1068 г., во время нашествия половцев на Русскую землю, трое князей Ярославичей — Изяслав, Святослав и Всеволод — накануне выступления в поход пришли к Антонию за благословением и молитвой, однако старец предсказал им поражение. И действительно, в битве на р. Альте (близ Переяславля Южного) русские войска потерпели жестокое поражение. Изяслав вместе с Всеволодом бежал в Киев. Святослав же отступил к Чернигову и в ноябре одержал победу над половцами. По-видимому, в Печерском монастыре поражение русских князей объясняли нарушением ими крестного целования: летом предыдущего года Изяслав обманом, «преступивше крест», схватил полоцкого князя Всеслава Брячиславича (своего двоюродного племянника), с которым князья Ярославичи вели до того кровопролитную войну, и бросил его в «поруб» (темницу) в Киеве. 15 сентября в Киеве вспыхнуло восстание; Изяслав с Всеволодом бежали, а освобожденного из плена Всеслава киевляне посадили на княжение. Каково было истинное отношение к этим событиям Антония, мы не знаем, но Изяслав Ярославич позже обвинил его в поддержке Всеслава. Когда в следующем 1069 г. Изяслав с помощью польского князя Болеслава II Смелого (ум. 1081) вернулся в Киев и жестоко расправился с киевлянами, казня равно и правых, и виноватых, его гнев обрушился и на Антония. Последнему пришлось тайно бежать из Киева: князь Святослав Ярославич Черниговский, брат Изяслава, «присла в ночь, поя Антонья Чернигову». (Уникальное известие об этом находится в летописном Сказании «о первых черноризцах печерских», помещенном в «Повести временных лет» под 1074 г.) Вероятно, в отношении Святослава к Антонию сказалось то, что последний был уроженцем г. Любеча, принадлежавшего черниговскому князю.

Придя к Чернигову, Антоний избрал себе место на Болдиных горах и, «ископавъ печеру, ту ся всели». Позднее (но когда именно, неизвестно) Антоний вернулся в Печерский монастырь, а на месте ископанной им пещеры близ Чернигова возник Богородицкий монастырь (позднее Ильинский; с 1695 г. Троицко-Ильинский).

С именем преп. Антония печерское предание связывает начало строительства «Великой» Печерской церкви во имя Успения Пресв. Богородицы. Так, согласно Киево-Печерскому патерику, именно Антонию в благодарность за предсказанное спасение во время Альтинской битвы 1068 г. варяг Шимон (находившийся на службе у князя Всеволода Ярославича) передал золотой пояс с латинского Распятия, которым впоследствии была «размерена» Печерская церковь. К Антонию же и Феодосию явились церковные мастера из Царьграда, принесшие с собой икону Божьей Матери и частицы мощей святых мучеников Артемия, Полиевкта, Леонтия, Акакия, Арефы, Иакова и Феодора, положенные в основание церкви. Наконец, в несохранившемся Житии преп. Антония рассказывалось, что сам Антоний незадолго до кончины чудесным образом выбрал место для строительства церкви (впрочем, в Житии преп. Феодосия об участии Антония в чудесном избрании места для Печерской церкви, напротив, ничего не говорится).

Известно также, что Антоний обладал даром исцеления и излечивал больных, приходящих к нему, «от своея яди: мняся тем врачевное зелие подаваа, и тако здрави бываху молитвою его» — об этом рассказывает Поликарп в Слове об Агапите «Лечьце» из Киево-Печерского патерика.

Преп. Антоний скончался за год до Феодосия, т.е. в 1073 г. Позднейший книжник сообщает о его 90-летнем возрасте: «в пещерах потрудися лет 56, поживе лет 90», однако эти цифры не внушают доверия. Погребен преподобный был в той же пещере, в которой подвизался в последние годы жизни (т. н. Ближняя, или Антониева, пещера). Однако мощи его так и не были обретены, хотя попытки обнаружить их предпринимались.

Местное почитание преподобного в Киево-Печерском монастыре началось вскоре после его кончины.
Однако общецерковной канонизации Антония, в отличие от его ученика Феодосия, не последовало. Время установления его церковной памяти неизвестно.

В XI или XII в. было составлено Житие преп. Антония; оно было хорошо известно еще в XIII в. (ссылки на него имеются в Киево-Печерском патерике), но уже к XVI в. оказалось утеряно, и попытки найти его не увенчались успехом. В XV в. на основе Киево-Печерского патерика и летописи было составлено проложное Житие святого, вошедшее (под датой 7 мая) в состав прологов (в том числе печатного, 1661 г.), а также Великих Миней Четьих митр. Макария. Однако оно не имеет с древним Житием ничего общего.

Ныне преп. Антоний Печерский почитается как один из отцов русского монашества.

Карпов А. Ю., Портал «Слово»


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
икона житие Антония Печерского | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. 451-07-41 )

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 30