Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. 066-996-2243
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> 2 января - Во Христе живый, отче наш Иоанне, приведи нас к Невечернему Свету жизни вечныя!

2 января - Во Христе живый, отче наш Иоанне, приведи нас к Невечернему Свету жизни вечныя!

Святой праведный Иоанн Кронштадтский
Читайте также:

Выборка из дневниковых записей
святого праведного Иоанна Кронштадтского

 

Цель жизни

Цель нашей жизни - соединение с Богом: в этой жизни - в вере, надежде и любви, а в будущей - в любви всесовершенной.
Посмотрите, как враг и мы сами искажаем здесь эту цель.
Мы соединяемся сердцем с разными предметами, по различию наших страстных привязанностей.
Иногда - о, ужас! - наша любовь обращается к сребру, к пище, питию, одежде, дому, убранству, к подобным нам людям - до забвения Бога.
Иногда мы гордимся, завидуем, ненавидим, лжем - и тогда мы соединяемся прямо с самим диаволом, который есть олицетворенная злоба, ложь, гордость, зависть, - и как мы оскорбляем своего Владыку, Который сотворил нас по образу Своему и по подобию, как не искажаем этого богописанного и с Самого Бога писанного образа!
Но мы слишком мало об этом думаем, слишком несведущи в том, что касается существенного для нас дела - соединения с Богом!


"Искусство" молитвы

Меру достоинства своей молитвы будем измерять мерою человеческою, качеством отношений наших к людям.
Каковы мы бываем с людьми? Иногда мы холодно, без участия сердца, по должности или из приличия высказываем им свои просьбы, похвалы, благодарность или делаем для них что-либо; а иногда с теплотою, с участием сердца, с любовью или иногда притворно, иногда искренно.
Так же неодинаковы мы бываем и с Богом. А не так надо.
Надо всегда от всего сердца высказывать Богу и славословие, и благодарение, и прошение; надо всегда от всего сердца делать всякое дело пред Ним; всем сердцем всегда любить Его и надеяться на Него.

Молясь, мы непременно должны взять в свою власть сердце и обратить его к Господу.
Надобно, чтобы оно не было холодно, лукаво, неверно, двоедушно.
Иначе что пользы от нашей молитвы, от нашего говенья?
Хорошо ли слышать от Господа гневный глас: приближаются Мне людие сии усты своими, и устнами чтут Мя: сердце же их далече отстоит от Мене [Мф. 15, 8].
Итак, не будем стоять в церкви с душевным расслаблением, но да горит каждый духом своим, работая Господу.
И люди не много ценят те услуги, которые мы делаем с холодностью, по привычке.
А Бог хочет именно нашего сердца.
Даждь Ми, сыне, твое сердце
[Притч. 23, 26]; потому что сердце - главное в человеке, жизнь его; больше - сердце наше есть самый человек.
Потому, кто не молится или не служит Богу сердцем - тот все равно что вовсе не молится, потому что тогда молится тело его, которое само по себе, без души - то же, что земля.
Помните, что предстоя на молитве, вы предстоите Богу, имеющему разум всех.
Потому молитва ваша должна быть, так сказать, вся дух, вся разум.

Вы смотрите на икону Спасителя и видите, что Он взирает на вас пресветлейшими очами, - это взирание и есть образ того, что Он действительно взирает на вас яснейшими солнца очами Своими и видит все ваши мысли, слышит все ваши сердечные желания и вздохи.
Образ - образ и есть, в чертах и знаках он представляет то, что неначертаемо и неозначаемо, а постижимо только верою.
Верьте же, что Спаситель всегда на вас призирает и видит вас всех - со всеми вашими думами, скорбями, воздыханиями, со всеми вашими обстоятельствами, как на ладони, Се на руках Моих написах стены твоя, и предо Мною еси присно, говорит Господь [Исаии 49, 16].
Как много утешения, жизни в этих словах Вседержавного Промыслителя!
Итак, молитесь пред иконою Спасителя, как бы пред Ним Самим, Человеколюбец присущ ей благодатью Своею и очами, на ней написанными, точно взирает на вас: на всяком месте очи Его сматряют [Претч. 15, 3], значит, и на иконе, и слухом, на ней изображенным, слушает вас.
Но помните, что очи Его - очи Божеские, и уши Его - уши Бога вездесущего.

Молитву старается лукавый рассыпать, как песчаную насыпь, слова хочет сделать, как сухой песок, без связи, без влаги, т.е. без теплоты сердечной. Молитва - то бывает храмина на песце, то - храмина на камне [Мф. 7, 24, 26].
На песке строят те, которые молятся без веры, рассеянно, с холодностью, - такая молитва сама собою рассыпается и не приносит пользы молящемуся; на камне строят те, которые во все продолжение молитвы имеют очи вперенные в Господа и молятся Ему, как живому, лицом к лицу беседующему с ними.

Во время молитвы бывают иногда минуты убийственного мрака и стеснения сердечного, происходящих от неверия сердца (неверие - мрак).
Не малодушествуй в эти минуты, но вспомни, что если пресекся свет божественный в тебе, то он сияет всегда во всем блеске и величии в Боге, в Церкви Божией, небесной и земной, и в мире вещественном, в котором видимы Его присносущная сила и Божество [Рим. 1, 20].
Не думай, что изнемогла истина: она никогда не изнеможет, потому что истина - Сам Бог, и все существующее в Нем имеет свое основание и причину, - изнемогает в истине только твое слабое, грешное, темное сердце, которое не всегда может переносить напряжение света ее и не всегда способно вместить чистоту ее, - только тогда, как оно очищается или очищено от греха, как первой причины духовного мрака.
Доказательство тому всего ближе взять от тебя самого.
Когда свет веры или истины Божией живет в твоем сердце, тогда оно покойно, твердо, сильно, живо; а когда он пресечется, тогда оно беспокойно, слабо как трость, ветром колеблемая, безжизненно.
Не обращай внимания на этот сатанинский мрак.
Прогоняй его от сердца знамением животворящего Креста.

Велики наше нерадение и леность на молитве: мы всегда склонны молиться и молимся часто кое-как, лишь бы скорее кончить свое дело, торопимся, по верхам скачем, а в глубину сердца не заглянем. Оттого и молитва-то наша как ветер: пошумит, пронесется, да и все тут.

Когда смущение и какое-то бессилие сердца препятствуют тебе произносить во время Богослужения слова молитв, тогда сочти это смущение и бессилие за мечту вражию (демонскую), отбрось уныние, малодушие и робость и о имени Господни говори не торопясь, спокойно и намеренно громче, и ты одолеешь смущение и бессилие и получишь бодрость и силу.
Верующему и уповающему все возможно. Надо бороться и побеждать.

При молитве разум кичит над словами молитвы и они не вмещаются в нем по причине его плотяности и лживости; но слова молитвы - дух и истина, сребро разжженное, из горящей пламенем веры и любви души происшедшее, на искушенной земле очищенное седмерицею; окрест их нечестивии ходят [ср. Пс. 11, 7, 9], но в глубь их не войдут.

Не жалей себя для сердечной молитвы даже тогда, когда ты весь день провел в трудах.
Не вознеради нимало на св. молитве, всю скажи Господу от сердца, виждь, она - дело Божие.
Взялся за гуж, не говори, что не дюж; возложив руку на рало, не зри вспять [ср. Лк. 9, 62].
Допустивши молитву нерадивую, не от всего сердца, не заснешь (если на ночь молитвы), пока не выплачешь своего греха пред Богом.
Не со всеми это бывает, а с усовершившимися.
Смотри же, выше Бога плоти своей не ставь, а пренебреги для Него и покоем телесным.
Какое молитвенное правило взялся исполнить (если длинное молитвенное правило, то исполняй хорошо все правило; если короткое -тоже), исполни его со всею добросовестностию, и не исполняй дела Божия сердцем раздвоенным, так чтобы одна половина принадлежала Богу, а другая плоти своей. Ревность Господа Бога не потерпит твоего лукавства, твоего самосожаления.
Предаст Он тебя диаволу, и диавол не даст покоя сердцу твоему за пренебрежение к Тому, Кто есть истинный покой твоего сердца и Кто будет всегда делать это для твоей же пользы, для того, чтобы удержать твое сердце в близости к Богу, потому что каждая неискренняя молитва удаляет сердце от Бога и вооружает его на самого человека и, напротив, каждая искренняя молитва приближает сердце человеческое к Богу и делает его присным Богу.
Итак верь слову: поторопишься на молитве для покоя телесного, чтобы отдохнуть скорее, а потеряешь и телесный покой и душевный.
Ах! какими трудами, потом и слезами достигается приближение сердца нашего к Богу; и неужели мы опять будем самую молитву свою (небрежную) делать средством удаления от Бога, и Бог ли не возревнует об этом?
Ведь Ему жаль и нас и наших трудов прежних, и вот Он хочет заставить нас непременно обратиться к Нему Опять от всего сердца.
Он хочет, чтобы мы всегда принадлежали Ему.

Будь умерен во всех религиозных делах, ибо и добродетель в меру, соответственно своим силам, обстоятельствам времени, места, трудам предшествовавшим, есть благоразумие.
Хорошо, напр., молиться от чистого сердца, но коль скоро нет соответствия молитвы с силами (энергиею), различными обстоятельствами, местом и временем, с предшествовавшим трудом, то она уже будет не добродетель.
Потому Апостол Петр говорит: покажите в добродетели разум (т.е. не увлекайтесь одним сердцем), в разуме же воздержание, в воздержании - терпение [2 Пет. 1, 5, 6].

Так как Бог есть зиждительная, живая и животворящая Мысль, то весьма согрешают те, которые мыслями своего духа отклоняются от этой ипостасной Мысли и занимаются только предметами вещественными, тленными, овеществляя чрез то дух свой; особенно грешны те, которые во время Богослужения или домашней молитвы совсем отклоняются своими мыслями и блуждают в разных местах вне храма. Они крайне оскорбляют Божество, в которое должна быть вперена наша мысль.

У людей, старающихся провождать духовную жизнь, бывает самая тонкая и самая трудная война через помыслы каждое мгновение жизни - война духовная; надобно быть каждое мгновение всему оком светлым, чтобы замечать втекающие в душу помыслы от лукавого и отражать их; сердце свое такие люди должны иметь всегда горящим верою, смирением, любовью; в противном случае в нем легко поселится лукавство диавольское, за лукавством маловерие или неверие, а затем и всякое зло, от которого скоро не отмоешься и слезами.
Потому не допусти, чтобы сердце твое было холодным, особенно во время молитвы, избегай всячески холодного равнодушия.
Весьма часто бывает, что на устах молитва, а в сердце - лукавое маловерие или неверие, устами как будто близок человек к Господу, а сердцем далек.
А во время молитвы лукавый все меры употребляет к тому, чтобы охладить и излукавить наше сердце самым незаметным для нас образом.
Молись да и крепись, сердце свое крепи.

Можно ли молиться с поспешностью, не вредя своей молитве?
Можно тем, которые научились внутренней молитве чистым сердцем.
В молитве надобно, чтобы сердце искренно желало того, чего просит; чувствовало истину того, о чем говорит, - а чистое сердце имеет это как бы в природе своей.
Потому оно может молиться и с поспешностью и в тоже время богоугодно, так как поспешность не вредит истине (искренности) молитвы.
Но не стяжавшим сердечной молитвы надо молиться неспешно, ожидая соответствующего отголоска в сердце каждого слова молитвы.
А это не всегда скоро дается человеку, не привыкшему к молитвенному созерцанию.
Поэтому редкое произношение слов молитвы для таких людей должно быть положено за непременное правило.
Ожидай, пока каждое слово отдастся в сердце свойственным ему отголоском.

Как человек недобрый, приходя с просьбою к человеку доброму, кроткому и смиренному, для лучшего успеха своей просьбы сам старается уподобиться ему, так христианин, приступая с молитвою к Господу, или Пречистой Его Матери, или Ангелам, или святым - для успеха своей молитвы должен уподобиться, по возможности, Самому Господу, или Пречистой Его Матери, или Ангелам, или святым.
И вот в этом-то и состоит тайна приближения и скорого услышания молитв наших.

Молитва есть возношение ума и сердца к Богу.
Отсюда очевидно, что молиться не может тот, кого ум и сердце крепко привязаны к чему-либо плотскому, например к деньгам, к чести, или кто имеет в сердце страсти: ненависть, зависть к другим, потому что страсти обыкновенно связывают сердце, как Бог расширяет его, доставляет ему истинную свободу.

Отдайте, молельщики, Богу ваше сердце, то любящее, искреннее сердце, которым вы любите своих детей, родителей, благодетелей, друзей, в котором вы ощущаете сладость непритворной, чистой любви.

Молясь, всемерно старайся о том, чтобы чувствовать сердцем истину или силу слов молитвы, питайся ими как нетленною пищею, напояй ими, как росою, сердце свое, согревайся как благодатным огнем.

Иногда в продолжительной молитве только несколько минут бывают истинно угодны Богу и составляют истинную молитву и истинное служение Богу. Главное в молитве - близость сердца к Богу, свидетельствуемая сладостью Божьего присутствия в душе.

Как после недостойного причащения, так и после недостойной, холодной молитвы, бывает одинаково худо на душе.
Это значит: Господь не входит в наше сердце, оскорбляемый нашим сердечным неверием и холодностью, и попускает в сердце нашем возгнездиться духам злым, дабы дать нам почувствовать разницу между Своим и их игом.

У тех, которые молятся не усердно, не от всего сердца, мало-помалу притупляется слух сердца и смышления его;
они видя не видят, и слыша не разумеют [Лк. 8, 10] слов молитвы.
Они лицемерно на долзе молятся и, бедные, не думают, что за преумножение словес своих приимут лишшее осуждение [Мрк. 12, 40].

Еще бывает во время молитвы, что сердце наше богопротивно стыдится пред людьми слов молитвы или Самого Господа Бога, вяло, не от сердца произнося слова молитвы.
Надо попрать этот богопротивный, человекоугодливый, диавольский стыд и страх и произносить молитвы от души и громогласно, в простоте сердца, представляя пред собою единого Бога и всех считая как бы несуществующими.
Иже постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын Человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со Ангелы святыми
[Мрк. 8, 38].



Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
 | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009-2019 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 10