Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. 066-996-2243
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Газета 'Колокол' № 185 ноябрь 2017 г. >> 2 ноября – 40 дней по преставлении ко Господу французской актрисы Жизель Казадезю

2 ноября – 40 дней по преставлении ко Господу французской актрисы Жизель Казадезю


Жизель со своими четырьмя детьми.
За ней сидят: Доминик – композитор, Мартин – актриса, Беатрис – художница, Жан-Клод – дирижёр.
Вокруг – внуки, правнуки и праправнук
.
 


«Мне посчастливилось иметь любящего и понимающего мужа; мне посчастливилось иметь
замечательную мать; детей, дарящих нам радость и доброжелательность…
За всё это я признательна жизни, признательна Богу и тем, кто меня окружает».

Жизнь длиною в 103 года.
В единственной квартире в Париже, с единственным мужчиной – мужем, упокоившемся в 100 лет, среди многочисленных близких, в любимом театре и на съёмочной площадке.
Любимой книгой госпожа Казадезю называла Библию: «Я никогда не отправляюсь в дорогу без Библии. В Библии много доброго».
Любимым словом – Любовь.
Любила повторять: «Ничего не бойся, только верь» и «Никогда не засыпай рядом с тем, кого любишь, не примирившись», порой восклицала с удивлением:«Почему вы все так боитесь жить?!»
В дни празднования 100-летнего юбилея французские СМИ взяли несколько интервью у этой необыкновенной женщины.
Предлагаем вам одно из них. Может быть, соприкосновение с нею подарит вам несколько минут тихой радости.

СТО ЛЕТ…

Интервью Каролины Рошманн к 100-летию Жизель Казадезю, июнь 2014 год

Бывший социетарий театра "Комеди-Франсез", старейшина династии Казадезю и служащих ныне актрис, она ещё и самая удивительная из французских прапрабабушек. Она на днях отмечает сто лет и рассказывает нам о своём столетии.



Paris Match. С трудом можно представить, что такая нежная и утончённая женщина как Вы живёт на одной из самых оживлённых улиц XVIII-го округа…

Gisèle Casadesus. Я всегда жила только здесь, ведь это дом, в котором я родилась!
Прежде мой отец проживал на Монмартре, но мало-помалу пришёл к выводу, что его квартал слишком шумен.
И тогда мои родители выбрали это место, обосновавшись в 1911 году на улочке, в ту пору совершенно безлюдной!
Моя улица расположена между сквером д’Анвер и сквером Святого Петра.
В детстве мой брат Кристиан, упокоившийся несколько недель тому назад в возрасте 101 года, очень любил заниматься раскопками, а находки, например, старинные оловянные предметы, сбывал местным антикварам…
Помню, какую радость доставляло нам видеть разворачивающуюся праздничную ярмарку на бульваре Рошшуар.


Вы появились на свет в 1914 году, за несколько недель до начала I-й мировой войны…

Я родилась 14 июня 1914 года в 4 часа утра, а война была объявлена 2 августа.
В самом начале конфликта был убит брат моего отца, Марсель… А мой отец играл на виоле – виоль д’амур – для своего полковника.
Но он вскоре вернулся с фронта, так как у него было четверо детей (двое были рождены в предыдущем браке).


Ваше детство было, прежде всего, – музыка
Папа был одновременно и композитором, и альтистом, и дирижёром, и основателем Общества старинных инструментов.
Нужно сказать, что мой дед, Луи Казадезю, заявил, что все его дети станут музыкантами!
Мама – дочь русской и голландца – была арфисткой и основала квартет арф.
А я, я была воспитана в музыке, и всегда говорилось, что в семье Казадезю сначала учили ноты, а потом буквы!


На что была похожа школа начала ХХ века?

Не могу Вам этого сказать, потому что я туда никогда не ходила!
Отец отказывался платить за частную школу, а мама и слышать не хотела о коммунальной.
Поэтому ко мне наставница приходила на дом. Всю жизнь я была полным нулём в вычислениях и очень образованной в словесности.
Я много читала. Когда мама приглашала подругу с дочкой, и я должна была с ней играть, мне становилось неописуемо скучно.
Тогда я начинала читать – рядом с девочкой, которую тоже усаживала на стул, чтобы и она читала!
А в остальное время я была сущим бесёнком, очень весёлой, всегда готовой на любые шутки и розыгрыши.
Будучи необыкновенно гибкой, я постоянно проделывала какие-то штуки.


А жизнь в доме?

Разумеется, в доме не было лифта! Представьте себе, его пристроили всего-то с десяток лет назад. И почти до 90 лет мне приходилось взбираться на 6-й этаж пешком! Не существовало, конечно же, и холодильника. Каждый день машинами привозили куски льда, которые мы заносили в квартиру. Самым большим открытием для меня стал телефон. Мы были единственными детьми на весь квартал, которым разрешалось поднимать трубку и отвечать!

«Ребёнком я всем повторяла, что когда вырасту, то стану актрисой, и что у меня будут дети»

Ваша семья была зажиточной?

В жизни родителей чередовались периоды роскоши – с горничной, поварихой, дорогими ресторанами, и другие, когда деньги водились гораздо реже. По воскресеньям после обеда мы отправлялись в Gaîté Lyrique, где отец был художественным руководителем. Мне очень нравился запах кулис, пыли и клея. Вспоминаю, как Дениз Грей укладывала дочку в своей ложе, чтобы ты поспала, пока она была занята на сцене. А я постоянно всем повторяла: «Когда вырасту, то стану актрисой, и у меня будут дети». До чего было ещё так далеко!


Вы очень рано стали брать уроки актёрского мастерства?


Вовсе нет! Мои родители учили меня игре на пианино.
Припоминаю, как я всякий раз требовала, чтобы меня отвели в булочную на улице Вано и накормили слоёным пирожным (у нас называется «Наполеон», а во Франции «Тысячелистник» – прим. перев.), прежде чем идти на урок к моей тёте Розетте, старшей из Казадезю, которая была моим преподавателем.
Я была очень способной, но этот инструмент мне не нравился, что не мешает мне и сегодня разбираться во всех ключах!
Чтобы избавиться от пианино я попробовала играть на арфе, но не очень-то у меня это получалось…


Несколько дней назад Вы возвратились с острова Ре.
С острова, одними из первопроходцев на котором были Ваши родители, ещё до того, как этот остров стал культовым.


В 1928 мой отец купил мельницу в Ars-en-Ré, потому что мать одинаково не выносила как сельскую местность, так и светские курорты.
Мы открыли для себя остров в 1921 г. В то время он был совершенно безлюдным и необустроенным.
Электричества на мельнице не было. Чтобы помыться, мы пользовались большим кувшином, тазом и ведром.
Само путешествие уже было настоящей экспедицией.
Мы садились на ночной поезд в Париже в 10 часов вечера; в Ла Рошель он прибывал в 6 часов утра.
Затем местный поезд перевозил нас в Ла Палис, где мы, наконец-то, пересаживались на кораблик, который к полудню доставлял нас на остров! 
Там – даже речи не было о том, чтобы поваляться на солнышке: быть загорелым никуда не годилось!
Но вечеринки под фонограф мы организовывали. Сегодня остров Ре – вотчина нашей семьи.
Мы с мужем в 1960-х годах тоже приобрели себе там дом.


Создаётся впечатление, что Вы смогли стать актрисой и благодаря острову Ре…

Это правда!
Мне было 15 лет, когда, чтобы утешить меня в первых любовных разочарованиях там, на острове, отец согласился, чтобы я брала уроки актёрского мастерства.
Благодаря им в 17 лет я была принята первой в консерваторию (во Франции консерватория – учебное заведение, в котором представлены многие виды искусств – прим. перев.).
Именно в консерватории меня совершенно очаровал один молодой человек.
Его звали Люсьен Паскаль, ему было 25 лет, то есть, на восемь лет больше, чем мне, и для него я была всего лишь девчонкой-сорванцом.
Я заметила, что после занятий он всегда куда-то направлялся.
Позже я узнала, что он продолжал работать инженером рисовальщиком (чертёжником) в одной из контор на площади Святого Августина и тайком играл в театре.
И покинул он свою контору только после того, как был принят в Одеон.


Тот самый Люсьен Паскаль, который вскоре станет Вашим мужем…

Мы поженились в 1934. Мне было 20 лет, и наша любовь длилась до его смерти в 2006, когда ему исполнилось 100 лет.
Он был единственным мужчиной в моей жизни.


В Вашей с Люсьеном семье четверо детей.
Каждый преуспел: Жан-Клод стал дирижёром, Мартин – театральной актрисой, Беатрис – художницей, а Доминик композитором…


Мой старший сын, Жан-Клод, родился, когда мне был 21 год, а Доминик – наш последний малыш, восемнадцать лет спустя!
В нашей семье всегда было много любви, именно любовь сплотила нас.
Кстати, Жан-Клод, моя дочь Мартин и я – мы живём в одном доме, я по-прежнему праздную Рождество дома, и за праздничный стол во время обеда садится десятка три членов семьи.
Как быстро проходит длинная жизнь!


Каков Ваш рецепт, чтобы оставаться такой молодой душой?

Присутствие рядом моих восьми внуков и девяти правнуков.
Они несут мне жизнь, молодость и радость, не позволяют замкнуться на себе и обязывают жить в ногу со временем.
У меня много общего с 25-летней Барбарой, последней из моих внуков, это дочь Доминика и Катрины.
Она актриса, в этом году окончила консерваторию. Она очень одарённая, блестящая.


«До 95 лет я каталась на велосипеде, а сегодня мой 78-летний сын возит меня на багажнике»

Вы поступили в Комеди-Франсэз в 1934 году, таким образом, Вы – самая старшая из почётных социетариев.
Какое воспоминание, связанное с этим заведением, для Вас самое приятное?


День моего поступления в качестве «простушки-инженю, непринуждённой горничной-субретки и актрисы на второстепенные роли».
Я пришла в сопровождении отца, который и подписал за меня контракт, поскольку я не была совершеннолетней.
Администратор сказал ему: «Господин, надеюсь, у Вас есть деньги, чтобы прокормить её, ибо здесь – предупреждаю Вас – она не сможет заработать себе на достойную жизнь»
Папа ответил ему: «Деньги не проблема, господин, ибо у нас их никогда не бывает много, и потом, как бы там ни было, через неделю она выходит замуж
Я дебютировала в роли Розины из «Севильского цирюльника».
По окончании спектакля старейшина театра представил меня публике, и я расплакалась… Это было так волнительно!
Сколько же слёз можно пролить в  этой профессии! Слёз радости, грусти, смятения…


Вам часто случается выходить из дома?

Конечно! Я езжу на автобусе, и ещё в прошлом году сама ездила в метро; но сейчас дети запрещают мне это!
До 90 лет я водила машину, в 95 на острове Ре каталась на велосипеде, а сегодня мой 78-летний сын возит меня на багажнике…


Четыре года назад вышел прекрасный фильм Жана Беккера «Чистый лист», в котором Вы сыграли главную женскую роль.
Играли с Жераром Депардье. В каких отношениях Вы с ним?


В замечательных. Это совершенно очаровательный и очень уважительный человек.
Перед съёмками Жан Беккер отправил ко мне на остров Ре человека, чтобы он помог выучить текст.
Я ответила этому господину: «К чему это? Если речь о тексте, та я его уже знаю наизусть! Но если желаете, могу приготовить Вам чай
А вот Жерар Депардье всегда должен подсмотреть в свои странички на съёмках… Мне повезло: у меня хорошая память.


И Вы по-прежнему элегантны.

Я повторяю внучкам: «Если ты актриса, то должна выглядеть безупречно
Никогда не знаешь, кого можно встретить.
Я, например, никогда не выхожу простоволосой. И сегодня я набрасываю платок, чтобы не выглядеть растрёпой.


Ходите ли Вы до сих пор на спектакли?

А как же! Я хожу на все концерты моей семьи и продолжаю бывать в театре и кино.
В этом году мне особенно понравилась «Филомена». Кстати, я сказала себе: при том, что актриса замечательная, роль-то прямо для меня!
Случается мне и сниматься бесплатно в коротко- и полнометражных фильмах, чтобы помочь молодым.
Знайте, я к Вашим услугам. Любители, внимание!

Перевод с французского Евгении Ерёменко

 


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Газета Колокол | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009-2019 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 14