Храм свт.Феодосия ЧерниговскогоХрам свт.Феодосия Черниговского
тел. 066-996-2243
 
День за днем
О смысле
Библиотека
Воскресная школа
Милосердие
Сервисы сайта
Главная >> Газета 'Колокол' № 139 январь 2014 г. >> Митрополит Питирим (Нечаев). Западное христианство: pro et contra (1)

Митрополит Питирим (Нечаев). Западное христианство: pro et contra (1)

 Разделение христиан в Европе уходит корнями глубоко в историю.
Малые общины, которые были созданы апостолами и получили административную структуру, стали формироваться в большие, крупные Церкви.
Были заложены основные, так называемые «апостольские» кафедры — т.е. те, которые были основаны самими апостолами.
Им давалось преимущество.

Иерусалимская община, естественно, имела моральный приоритет перед всеми, поскольку Иерусалим — это место, где проповедовал Христос.
Второй по значению считалась Римская кафедра: Рим — столица империи, а кроме того — место проповеди и мученической кончины первоверховных апостолов Петра и Павла.
Наиболее сильной и экономически развитой была община в Александрии Египетской.
Египет — житница всего Средиземноморья, и египетская пшеница на галерах, на судах шла во все страны побережья Средиземного моря. Очень крупная община образовалась также на месте апостольской проповеди — в Дамаске, в Антиохии.

Город, только в 330 г. объявленный столицей империи — Византий, названный Константинополем, т.е. «градом Константина» или «Царьградом», был самым молодым.
Когда уже в V в. стали распределять места, конечно, первенство должно было принадлежать Иерусалиму.
Но от него камня на камне не осталось: после иудейской войны он был с римской пунктуальностью разрушен до основания — так, что плугом пропахали.
Это была пустыня, засыпанная щебенкой.
Все помнят то место из Евангелия, где читается, что «есть в Иерусалиме на овчей купели место, называемое по-еврейски Вифезда», и там источник, где был исцелен расслабленный, 38 лет лежавший.
Этот источник сейчас находится где-то глубоко внизу, метров на 20 ниже поверхности земли.
Потом на этом месте был город Элия Капитолина — уже чисто эллинистический город.
Иерусалимская община собиралась в подполье, в пустыне, в маленьких городах и деревушках.

Поэтому, ввиду такого упадка иерусалимской Церкви, первое место отведено было Риму.
Со временем он, правда, несколько утратил свое значение, и его стал теснить Константинополь.
Поэтому решили, что церковь Царьграда, — поскольку это царствующий град, — занимает второе место.
Третье — самая богатая церковь, Александрийская. Четвертое место — столица малоазийского Востока, Антиохия.
И только пятое место занимал Иерусалим, хотя признавалось, что это мать всех церквей и град священный.

Пятый век был уже временем торжества канонической системы.
Но именно в этом столетии происходят события трагические для дальнейшего развития церковной жизни.
В середине V в. полчища гуннов, вторгшиеся с восточных равнин, прошли с огнем и мечом по странам Европы, завоевали Рим, дошли до северных берегов Африки, сметая следы старой цивилизации.

Водораздел между западным и восточным христианством пролегал по структуре государственно-политических образований.
Деление империи на две части, которое было проведено в IV в., конфликт вокруг территории нынешних Болгарии и Сербии: в чью юрисдикцию она входит, в западную, Римскую или Византийскую, константинопольскую, — это был основной мотив.

Таким образом, определились две судьбы: одна — единая, развивающаяся, процветающая Византийская империя (хотя византийцы называли себя ромеями, считая, что это по-прежнему Римская империя), и другая — раздробленная на множество мелких княжеств Западная.

Византия процветала, вызывая лютую зависть Рима.
Это был целый конгломерат народов: греки, сирийцы, славяне.
У них развивались и наука, и богословие, и архитектура, и живопись, — а Рим тем временем нищал, его грабили то одни, то другие варвары.

Постепенно Запад и Восток становились чужими.
Вслед за отчужденностью двух частей империи и Церкви возникла разница обычаев, а затем начались споры о вере.
И так мало-помалу из этой общей ситуации возникла рознь между западной и восточной иерархией, которая закончилась открытым конфликтом в 1054 г., когда очень бестактный кардинал Гумберт  (кстати, уже утративший свои полномочия, потому что папа Лев IX, давший ему эти полномочия, уже умер, а новый еще не был избран) вошел во время божественной службы в Софию и положил на престол грамоты с проклятиями дьявола и всех его приспешников во главе с патриархом Константинопольским.
Произошел великий раскол, великая схизма, разделение Восточной и Западной Церквей.
Мы говорим — отделение Западной Церкви от Восточной, католики говорят — отделение Восточной от Западной, и начинается уже вербальное несогласие. Во всяком случае это разница исторических путей, культуры, имущества, обычаев, причем обычаи зачастую имели местные корни при общем понимании существа дела. Этот тяжелый конфликт до сих пор является непреодолимым.

Сейчас почему-то думают, что Западная Европа вносит нам какой-то новый стиль и качество жизни.
Появился даже термин «евроремонт». Когда строители обещают мне его сделать, я говорю: делайте лучше хорошо по-русски, как положено на Руси.
В Древней Руси «культура быта» была выше, чем на Западе.
Мои студенты всегда весело откликались на то сообщение, что Западная Европа узнала нижнее белье только после крестовых походов, — а до этого люди в массе своей прямо на голое тело надевали одежду из кожи — мехом вверх или вниз, смотря по обстоятельствам.

 В Париже до сих пор есть местечко Святой Женевьевы, покровительницы города, — Сен Женевьев де Буа, — где висит табличка, что это поместье Анны Ярославны, королевы Франции.
Киевская княжна, попав в Европу, очень тосковала оттого, что в королевском замке было сыро и холодно.
Русской печки, которая не только согревала, но и сушила помещение, не было, — был только камин, который давал тепло лишь тогда, когда в нем пылало пламя.
К стенам вообще было страшно подойти — они дышали холодом, поэтому их завешивали шкурами или, позднее, произведениями искусства, которыми теперь дорожат музеи:­ ткаными коврами, шпалерами.
Окна маленькие, из «бутылочного» стекла, а то тоже шкурой завешены. Помыться в замке было негде, бани они не знали.
Хорошо, летом речка есть, а зимой даже королеве подавали только тазик и кувшин холодной воды.

Движение крестовых походов началось в XI в. Первый из них оказался более-менее успешным: был взят Иерусалим.
Но уже со второго похода крестоносцы стали терпеть поражение, и постепенно это явление, которое послужило пробуждению Европы, перешло в область разбойничью.
Четвертый поход — в 1204–1207 гг. до Святой Земли не дошел.
Его финансировали генуэзцы в интересах уничтожения торгового соперника — Константинополя.
И крестоносцы, христианские рыцари с крестом на плече, ворвались в Константинополь, резали население, разворовали все, что только было можно, крали не только ценности, но и святыни.
Известная Туринская плащаница, которая признается — с уверенностью 97% — как подлинная ткань, в которую было завернуто тело распятого Господа Иисуса Христа, — попала в Турин из Константинополя именно в результате крестовых походов.
Даже такая деталь: в константинопольской Софии престол был сделан из чистого золота и украшен камнями, представляя собой необыкновенно эффектное произведение искусства.
Солнечные лучи падали на него таким образом, что в течение всего дня горели гранями драгоценные камни.
И вот этот престол разбили на кусочки и растащили по карманам.
Естественно, можно представить, каково после этого было отношение восточных христиан — вообще восточных народов (в это время уже полностью сформировалось мусульманство) — к Западу, когда они вспоминали о том, как рыцари «освобождали» Святую Землю.

…В IX в. в качестве императора Священной Римской империи был коронован Карл Великий.
Он, конечно, подчинил себе и объединил Европу, но уже его дети поссорились между собой, Франция откололась, в Германии появились свои короли. Европа вновь стала тем «лоскутным одеялом», о котором часто говорят в истории.
Борьба королей, местных правителей за престол Римской империи ослабляла их.
Период с X по XV в. был временем, когда делались попытки воссоздать священную Римскую империю германской нации — чему, естественно, противостоял Рим в лице своего епископа.
В постоянной удельной вражде римский епископ как глава единственной апостольской кафедры приобретает особое значение.
Сравните: сколько кафедр на Востоке — а на всю Западную Европу единственная апостольская кафедра — Рим.
Естественно, это был непререкаемый авторитет. И надо сказать, что этот авторитет очень умело использовался.
Когда впоследствии в XI в. поссорились папа и германский император, спор кончился тем, что император пришел просить прощения у папы, из Германии через Альпы, — где впоследствии проходил Суворов, — зимой, по снегу шел в сандалиях, босой, а его жену с ребенком тащили завернутыми в шкуры, потому что они не могли идти, — в Италию, где в Каноссе в замке сидел папа, и тот с ним через окошечко поговорил и возвратил ему императорскую корону. Этот эпизод показывает, до какого градуса поднялся авторитет римского епископа.
Так началась борьба между немецкими князьями-епископами и той римской знатью, которая носит титулы еще со времен Римской империи — эта борьба продолжается до сих пор.

Окончание следует


Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!
Газета Колокол | Храм святителя Феодосия Черниговского
© 2009-2019 Храм свт.Феодосия Черниговского
(03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

Главный редактор - протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор - Елена Блайвас, Технический редактор - Александр Перехрестенко

Rambler's Top100
Посетителей на сайте: 16